Армия киевского режима в летнюю кампанию 2015 года- 2

1 Сен 2015 | Автор: | Комментариев нет »

В первой части статьи мы рассмотрели численный состав армии киевского режима, количество соединений и численность техники. Но, как это часто бывает, численный состав очень часто обманчив. Всегда есть нюансы, которые вносят поправку в первоначальные расчеты. Именно об этом и поговорим во второй части статьи, которая рассказывает о техническом оснащении армии режима, тем более что в последние месяцы в полной мере проявились некоторые факторы, ограничивающие численный рост техники в составе ВСУ (а скорее, сбережение численности техники).

Киевский режим понес большие потери военной техники как летом 2014 года, так и во время зимних боев в районе Донецкого аэропорта и Дебальцево. Последние крупные партии бронетехники (до 200 машин за два раза) были переданы перед самым Новым годом на Яворовском полигоне и 5 января на полигоне 95-й бригады в районе Житомира. Танкоремонтные заводы были заняты восстановлением подбитой в зоне боев техники и фактически прекратили отгрузку «новой». Только в марте пошли отгрузки бронетехники в войска, но темпы были уже не те, что в 2014 году, когда со складов брали относительно «живые» экземпляры.

Танки

Гордость ВПК Украины Т-64 был штатным танком ВСУ до начала войны. Часть этих машин (около 80 шт.) была модернизирована до уровня БМ «Булат» и передана 1-й танковой бригаде. Новая электроника, двигатель, динамическая защита придали старому танку новые возможности.

На Украине значительная часть заводов специализируется на восстановлении танков Т-72 (главный поставщик - Львовский бронетанковый завод), а потому еще в прошлом году эти танки появились на фронте.

Уже очевидно, что главная проблема Киева - это не корпусы танков, а их начинка (корпусов в доступности еще около 2000 штук). Именно благодаря этому численный состав бронетанковых войск хунты сейчас составляет те же величины, что и в начале войны. Около 450-500 машин, из которых боеспособны 300-350 штук.

А на днях появились фото танков Т-55 в зоне боев.

Понятно, что это результат «кулибинства» волонтеров, но он симптоматичен: техника в жестком дефиците. Ее на всех не хватает. Дело в том, что с начала 2015 года и до сегодняшнего дня армия получила всего около 70 «новых» танков. А с 1 января прошло уже 8 месяцев. То есть 2/3 года. Причем буквально на днях (23 августа) была передана крупная партия танков (25 штук). 

Все бы ничего, но из этих 70, по словам заводчан, как минимум треть танков - это не введенные вновь со складов машины, а капитально отремонтированные подбитые машины из зоны АТО. Такими точно были партии:

3 марта – 6 штук с Харьковского бронетанкового завода;

29 апреля – неизвестное количество танков (но не менее 4) с Харьковского бронетанкового завода;

23 августа – 9 БМ «Булат» с завода им. Малышева и некоторое количество (незначительное) Т-64Б с Харьковского бронетанкового завода. 

Суммарно это до 40% танков, «выпущенных» в 2015 году (как минимум). Судя по всему, именно восстановлением танков из зоны боев сейчас вовсю занят Харьковский бронетанковый завод (все известные партии были именно оттуда) и частично завод им. Малышева (БМ «Булат»). Причин несколько. 

Каждый танк имеет свой ресурс по «двигателю» и по «стволу». Танки в армии были изначально не новые. Прошло полтора года боевых действий, и новее они точно не стали, а значит, им требуется ТО и капитальный ремонт. Если во время боев подобный танк имел значительные повреждения и подлежал ТО, то его отправляли на танкоремонтный завод. И после восстановления с капитальным ремонтом двигателя, а иногда и с заменой ствола, «выдавали» за новый.

Чем дальше, тем больше будет таких «новых-старых» танков. Судя по всему, ситуация с реальным восстановлением по танкам Т-64 очень плохая. «С нуля», то есть со старых армейских и заводских складов, в последнее время в основном шли машины Т-72 и Т-80. С каждым новым месяцем войны все большему количеству танков потребуется ТО с заменой пушек и капремонтом двигателей. При настоящей численности танков в армии в 400 штук минимум 1 раз в два года (если интенсивность боев будет на уровне нынешней) танк должен будет пройти процедуру восстановления моторесурса двигателя и ствола орудия. А это до 200 машин в год. 

Этот процесс уже начался в 2015 году, и далее поток такой техники будет только нарастать. То есть, в 2016 году танкоремонтные заводы хунты захлестнет вал танков… с фронта, которым нужно будет делать ТО. В полевых условиях выездные бригады этого делать пока не могут.

Итак, подведем промежуточные итоги. Летом ввод в строй новых танков для армии киевского режима составил 1 танк в 2,5 дня. Без учета «восстановленных из зоны боев» - 1 танк в 4 дня. Темпы ввода в строй танков постоянно падают. Это естественно, и такая тенденция должна сохраниться в будущем.

В целом ВПК хунты не в состоянии обеспечить подразделения армии штатным количеством танков. В частях наблюдается значительный некомплект (до 30%), и, судя по всему, улучшений пока не предвидится. Скорее, наоборот, потери и постоянный «износ» не позволят киевскому режиму поддерживать в боеготовом состоянии даже нынешние 450 танков. Уже сейчас насчитывается не более 300 боеготовых танков. Остальные нуждаются в том или ином ремонте, а судя по скорости его проведения, даже находящиеся сейчас в составе армии не боеготовые танки можно будет отремонтировать не раньше лета 2016 года. И это без учета постоянных потерь. Очевидно, «пик по танкам» армией хунты пройден был в зимнюю кампанию 2015 года.

Легкая бронетехника 

Для киевского режима самым слабым местом является обеспеченность легкой бронетехникой. Если худо-бедно танки есть и есть некоторый их запас (благодаря хорошей живучести на поле боя), то легкая бронетехника в ходе войны – это расходный материал. Ее потери намного более существенны, их тяжелее компенсировать. А потому хунта ВЫНУЖДЕНА была выгребать из запасников все, что только можно, любую устаревшую технику, и бросать ее в бой.

Даже британские броневики AT105 «Саксон», закупленные еще при Януковиче, были включены в состав… высокомобильных бригад, наряду со срочно переделанными под спарку 2*23 мм бронированными тягачами МЛТБ, переделанными таким образом под легкую БМП.

Нехватка штатных БМП ощущается в армии очень остро. Именно эта машина лучше всего проявила себя в ходе войны. Она достаточно мощная, маневренная и наиболее защищенная из легкой бронетехники. Все бы ничего, но страшные потери в прошлую летнюю кампанию (несколько сотен) и более 100 машин в районе Дебальцево (февраль 2015) хунта восстановить не может до сих пор.

И не сможет…

Всего по контракту 2015 года (уже после Дебальцево) в армию было поставлено около 50 БМП (еще 42 было поставлено в начале января, то есть до боев). По словам руководства Житомирского бронетанкового завода (основного «производителя» данного вида техники), главная проблема при «производстве» - нехватка двигателей (всего с начала войны удалось снять с консервации около 200 машин).

Та же картина и с производством/ремонтом БТР. Новые машины БТР-3 и БТР-4 выпускаются, как и раньше, поштучно. Нехватка на складах штатных для ВСУ БТР-80 вынудила вводить в строй устаревший БТР-70, а иногда и БТР-60. Причем в этом году «старичков» будет передано армии намного больше, чем «восьмидесяток». Суммарно БТР всех видов с Нового года введено в строй не более 100 штук.

О вводе в строй новых БМД и БТР-Д, которых в основном выбили еще в прошлую летнюю кампанию, речь уже не идет. Их просто нет.

Как видим, самые приспособленные к армейскому бою машины «выпускаются» малыми сериями и не могут компенсировать убыль в войсках, а потому нет ничего удивительного, что все, что хоть как-то бронировано и может решать задачи перевозки ЛС, идет в строй.

Я уже говорил о «Саксонах» в составе 25-й аэромобильной бригады. Это – не исключение. И другие «украинские» бронеавтомобили, изначально предназначенные в основном для НГ, ПВ и МВД, десятками ставят в строй высокомобильных подразделений. Но и этого не хватает, а потому отряды «добровольцев» иногда получают в свой состав вот такие раритетные образцы.

Фото: http://www.mil.gov.ua/assets/images/resources/12505/070ac54f37faf1e5d38dcd8ba196158b315cd94f.jpg

Эта «вундервафля» принадлежит 46-му батальону специального назначения ВСУ «Донбасс-Украина».

Кстати, почему я не посчитал в первой части это и ему подобные подразделения при расчете сил хунты?Все эти части имеют очень низкую боеспособность и служат больше для пиара в прессе. У того же 46-го батальона в составе несколько танков Т-72 (есть данные о 4 штуках), несколько БМП-1, БМП-2, БТР-60, БРДМ-2. Но на самом деле – это все не централизованные поставки за счет бюджета, а кулибинство «волонтеров», которым просто не запрещают играться в войнушку (из этой же эпопеи, видимо, и Т-55, фото которого появилось в сети). Если летом 2014 года эта часть была еще хоть как-то боеспособна против безоружного ополчения, то сегодня это слабо вооруженное подразделение с низкой боевой устойчивостью. Есть ли смысл их считать?

Ситуация с легкобронированной техникой ухудшается. Перевод армии на легкие невооруженные броневики - это не выход. Это от безысходности. Они не в состоянии выдержать полевой бой с вооруженной БМП и БТР армией противника. По сути, это транспортеры до места боя, а дальше… пехота «сама-сама-сама».

Тот же «Саксон» в британской армии вначале был вооружен пулеметом калибра 7,62 мм. Затем его сняли, потому как машины стали переворачиваться из-за высоко поднятого центра масс. В ВСУ, кроме аналогичного пулемета, установили еще и турель для пулемета ДШК калибра 12,7 мм.

Дальнейший ввод в строй «новых» БМП и БТР, даже по самым оптимистическим прогнозам, будет не выше нынешних, а скорее всего, и хуже, что ставит крест на плане Киева оснастить свою армию легкой бронетехникой. Именно поэтому, кроме пересевших с БМП и БТР на колесные броневики мотопехотных подразделений, в армии появились и чисто мотопехотные части, пока на автомобилях…

Артиллерия 

Список вводимой в строй «новой» техники очень примечателен. Примечателен тем, какие системы вводятся и какие системы не вводятся.

Из «новых» артсистем в армии еще в конце зимы появились давно снятые с вооружения противотанковые пушки Д-48 и Д-44 калибра 85 мм. Штатные 100 мм МТ-12 до сих пор вводятся в строй, но их число на складах подходит к концу, а расширяющаяся штатно армия хунты требует вооружений. Именно поэтому «старичков времен Сталина» сняли с хранения и отправили на войну. Хотя данные системы уже и являются устаревшими морально и физически, отдельно надо еще рассмотреть вопрос обеспечения этих орудий качественными боеприпасами.

Как показывает опыт боев зимы 2015 года, эффективное использование противотанковой буксируемой артиллерии в нынешней войне затруднено. Низкая маневренность и слабая защищенность от ответного огня противника делает эту систему очень уязвимой в бою.

Наглядный пример - это уничтожение противотанковой батареи 95-й бригады в зимних боях под Авдеевкой. Поразив всего одну бронеединицу противника, батарея МТ-12 вскрыла свое местоположение и была фактически уничтожена артогнем и фланговой атакой штурмовой группы, во время которой были потеряны вся матчасть и более 21 человека ЛС (это только убитые). Этот рассказ я записал со слов выжившего участника боя.

Противотанковые буксируемые пушки - это устаревшая техника, которая пока в строю. За неимением других средств поражения, армии обеих сторон применяют их достаточно активно и с довольно высоким уровнем потерь, что неизбежно.

САУ. 2С1 «Гвоздика» сейчас вынужденно стала основной армейской САУ. С учетом того, что их состояние на 2014 год было относительно неплохим и что на складах их имелось достаточное количество, это не стало неожиданностью.

Интересно другое. С января 2015 года пропали сообщения о вводе в строй САУ 2С3 «Акация», которая до войны была основой огневой мощи бригад ВСУ. Значительная часть самоходок потеряна в летних боях 2014 года и зимой 2015-го. Частые артдуэли приводят к постоянным потерям и в летнюю кампанию, а вводить в строй, похоже, больше нечего (только текущий ремонт).

САУ 2С1 «Гвоздика», конечно, не может быть полноценной заменой 2С3 «Акация». Их боевые возможности несопоставимы. Система 2С1 «Гвоздика» - это легкая, плавающая (в теории) САУ 122 мм калибра (2С3 - 152 мм.). Главное ее достоинство - маневренность. Она незаменима во время рейдов. Но в позиционной войне слабость защиты и относительная слабость огневой мощи делают эту САУ менее эффективной.

Тяжелые САУ. 23 августа в Чугуеве в состав ВСУ была передана еще одна батарея (5 штук) сверхмощных САУ 2С7 «Пион» калибром 203 мм. С учетом того, что количество этих систем на складах еще достаточно, можно предположить, что к Новому году будет передана еще одна батарея (или чуть позже).

В целом ситуация с САУ стабильно тяжелая, что и вынудило хунту переходить де-факто на 4-орудийный состав батарей.

По словам самих артиллеристов, до 1/3 имеющихся стволов САУ находятся в небоеготовом состоянии.

Оценивая боевую мощь артиллерийской самоходной группировки, следует понимать, что увеличения численности за последние полгода так и не произошло. Характер боев в летнюю кампанию привел к резкому росту потерь именно в составе артиллерии. А это в условиях позиционной войны очень важное обстоятельство. По опыту боев видно, что устойчивость ВСУ в обороне очень сильно зависит от возможности их артиллерийского прикрытия. Потеряв «артиллерийский зонтик», пехота хунты обычно бросает позиции.

Выправить ситуацию для ВСУ по артиллерии не считаю возможным из-за резко возросших с июля потерь именно этой компоненты и невозможностью быстрого ее восполнения.

РСЗО. За время войны численный состав реактивных полков пополнился лишь одним дивизионом «Ураганов» (27-й сумской полк). Это произошло весной 2015 года. В то же время уже почти год не слышно о применении РСЗО «Смерч». Судя по данным от «шпионов», основная проблема – боеприпасы. Их осталось мало, и их берегут для решающих боев.

Также есть проблемы и с боекомплектами для РСЗО «Ураган». Еще поздней осенью до 25% боеприпасов этой системы не срабатывало штатно. А потому сейчас использование реактивных полков хунты сведено к минимуму:

В отличие от работы подобной техники со стороны ВСН.

По легким РСЗО БМ-21 «Град» ситуация стабильно тяжелая. Их уже не хватает. В первую очередь это связано с потерями летней кампании 2014 года. Отсюда и их относительная незаметность на фронте, начиная с осени. Ввод в строй восстановленных из запасов машин крайне низок.

В целом артиллерия хунты понесла большие потери как численно, так и качественно. Гражданская война в летнюю кампанию превратилась в артдуэли и артналеты на позиции противника. Проигрыш в артиллерийской компоненте приводит армию хунты к неоправданно высоким потерям и, как следствие, неизбежно ведет к военному поражению.

Общие выводы. В целом следует признать, что количественные показатели технического оснащения войск киевского режима заметно отстают от показателей накануне зимней кампании. Проследив закономерности и рассмотрев сценарии развития, можно смело сказать, что обеспеченность военной техникой армии хунты была наивысшей в январе 2015 года. Далее ее ждет неизменный спад. Почему?

Об этом мы поговорим в одной из следующих частей, где будет рассмотрен ход боевых действий и текущие потери сторон.

Продолжение следует.

Источник: politrussia.com

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.