Божий промысел РПЦ

23 Янв 2016 | Автор: | Комментариев нет »

«Епископ, или пресвитер, или диакон, взимающий лихвы, или так именуемыя сотыя (проценты), или да престанет, или да будет извержен» — гласит 10-е правило VI Вселенского Собора — основного закона Православной церкви. Несмотря на это, иерархи Московской патриархии активно участвуют в банковском бизнесе. Если деньги вообще любят тишину, то церковные деньги в России требуют полного молчания. Однако нет ничего тайного, что не стало бы явным, предупреждал Христос. 2016 год начался с отзыва лицензии у обслуживающего патриархию Эргобанка, а в 2015-м признан банкротом церковный банк «Софрино». Новый тревожный звоночек из Кремля для патриарха Кирилла?

Банкроты

На святках, 15 января, Банк России отозвал лицензию у Эргобанка — 321-го в банковской системе страны (по объему активов). Причинами стали отсутствие у банка оборотных средств, снижение капитала ниже уставного и фактическое банкротство. Это событие могло не привлечь особого внимания (малые банки теперь лопаются в России часто), если бы СМИ не заметили: счета в Эргобанке имеет 61 организация Русской православной церкви Московского патриархата (РПЦ МП), в том числе Троице-Сергиева лавра и Данилов монастырь. По слухам, их сотрудники якобы не получили зарплаты за декабрь, а обители не смогли полностью рассчитаться за газ и электроэнергию. Среди других пострадавших — различные епархии РПЦ МП, которые переводили через Эргобанк свои отчисления в патриархию. Подозрительно «централизованное» размещение средств епархий в одном банке ведущий диссидент РПЦ МП протодиакон Андрей Кураев комментирует так: «Это желание сделать свой бизнес еще более закрытым. То есть теневым для государства и общества и более прозрачным для патриархии. Ей важен онлайн-контроль над денежными потоками в епархиях».

Церковные источники утверждают: высокое доверие малоизвестному банку патриархия оказала под гарантии своего делового партнера Валерия Мешалкина, председателя совета директоров и ведущего акционера Эргобанка. Мешалкину также принадлежит компания «Энергомашкапитал», которая получает дорогостоящие и порой секретные заказы для атомной энергетики. Он близок к епископу Тихону (Шевкунову), имеющему репутацию «духовника Путина», и к Георгию Полтавченко, главе Российского Афонского общества, объединяющего крупных чиновников и бизнесменов, которые периодически встречаются в тиши афонских скитов (Греция), куда доступ женщинам и вообще посторонним закрыт. Мешалкин опубликовал в православных СМИ несколько статей, посвященных Афону.

«Энергомашкапитал» и Эргобанк были многолетними спонсорами Троице-Сергиевой лавры, Дивеевского монастыря и Брянской епархии РПЦ МП, создали церковный благотворительный фонд «Мария».

Валерий Мешалкин возглавляет российскую Ассоциацию поставщиков и переработчиков мусора, а к мусорному бизнесу причастен сын Георгия Полтавченко Алексей, который строил в Петербурге мусоросжигательный завод на деньги сына греческого миллиардера Леонидаса Боболаса, опекающего Ватопедский монастырь на Афоне. (Именно там хранится знаменитый Пояс Богородицы, который 4 года назад возили по России, собирая пожертвования на монастырь.)

Но гораздо больше, чем от проблем с Эргобанком, РПЦ МП может пострадать от банкротства значительно более солидного Внешпромбанка (34-е место по объему активов). В конце декабря ЦБ ввел мораторий на исполнение этим банком требований кредиторов — сроком на три месяца. 21 января ЦБ отозвал лицензию у Внешпромбанка.

Поскольку центральный аппарат Московской патриархии держит во Внешпромбанке 1,5 миллиарда рублей, РПЦ МП лишилась доступа к этим средствам — а от них зависят зарплаты уже ближайшего окружения патриарха. Говорят, он и сам держал некоторые средства во Внешпромбанке в компании с такими вкладчиками, как жены министра обороны Сергея Шойгу и вице-премьера Дмитрия Козака, а также «Роснефть», «Транснефть» и Олимпийский комитет России.

Правление Внешпромбанка возглавляет еще один бизнес-партнер патриархии, православная ассирийка Лариса Маркус, недавно задержанная Следственным комитетом по подозрению в мошенничестве. Ее брат — совладелец банка и президент Федерации бобслея России Георгий Беджамов — скрылся в Монако. Бывшие крупные акционеры Внешпромбанка Анастасия Оситис (в девичестве — Гончарова) и ее дочь Ирина Федулова возглавляют Фонд святых равноапостольных Константина и Елены, который — от имени РПЦ МП — аккумулирует пожертвования «на Донбасс и Сирию». Фонд выполняет и некоторые «деликатные функции», в частности содействует постепенной интеграции приходов Русской зарубежной церкви в Московский патриархат и «патриотическому воспитанию» детей русских эмигрантов в духе лояльности нынешнему политическому режиму РФ.

Если Мешалкин со своим покровителем Полтавченко принадлежат к сугубо мужскому братству «афонитов», то Оситис пытается создать аналогичный женский элитарный клуб вокруг Дивеевского монастыря в Нижегородской области. Оситис и Федулова также возглавляют компанию-оператора связи ACBT, совладельцем которой является церковный олигарх Евгений Пархаев — гендиректор «Художественно-производственного предприятия Русской православной церкви «Софрино» (ХПП РПЦ), монополиста в производстве церковной утвари и облачений, опекаемого лично патриархом.

«Пересвет» против «Софрино»

74-летнего Пархаева, занявшего свой пост в 1980-е гг. и близко дружившего со многими «крепкими хозяйственниками», в том числе с В.С. Черномырдиным, в последнее время преследуют неудачи. Прибыли его предприятия падают, несмотря на «административный ресурс» в лице патриарха, а в прошлом году потерпела фиаско «уполномоченная кредитная организация в рамках проведения ремонтно-реставрационных работ на объектах РПЦ» банк«Софрино» (занимал 363-е место по объему активов). Помимо ХПП РПЦ, этот банк обслуживал «Единую службу заказчика Московской патриархии» с ежегодным оборотом в 4 миллиарда рублей. «Софрино» проиграл во внутрицерковной конкуренции банку«Пересвет», который опекал глава Финансово-хозяйственного управления РПЦ МП епископ Тихон (Зайцев). Судьба банка Пархаева была предопределена, когда епископ Тихон перевел из него в «Пересвет» и Внешпромбанк основные церковные счета. Кстати, среди партнеров Пархаева был и упоминавшийся выше Валерий Мешалкин, «изменивший» «Софрино» с Эргобанком.

Итак, единственный успешный проект РПЦ МП на банковском рынке сегодня называется «Пересвет». Патриархии принадлежит почти половина акций этого банка, занимающего 47-е место по объему активов (второй крупнейший акционер банка — Торгово-промышленная палата РФ). Среди учредителей банка в далеком 1992 году были Костромская и Калужская епархии РПЦ МП, а в совет директоров последовательно входили управделами патриархии митрополит Сергий (Фомин) (ныне — управляющий Воронежской епархией), епископ Марк (Головков) (ныне — митрополит Рязанский) и митрополит Кирилл (Гундяев), нынешний патриарх. В прошлом «Пересвет» занимался активной благотворительной деятельностью, которая сейчас, по всей видимости, свернута. Притчей во языцех стал факт перечисления банком в 2005–2009 гг. более 30 миллионов рублей в качестве пожертвований партии «Единая Россия».

После того как патриархом РПЦ МП стал Кирилл (Гундяев), положение банка «Пересвет» значительно улучшилось: его вкладчиками стали «Транснефть», РОСНАНО, аэропорт «Пулково», Федеральная пассажирская компания, «Мослифт» и многие другие крупные федеральные и столичные предприятия.

На фоне успехов «Пересвета» особенно удручающе выглядят проблемы самой эффективной в РПЦ МП благотворительной организации — Службы помощи «Милосердие». Как признался на днях председатель Отдела РПЦ МП по благотворительности и социальному служению епископ Пантелеимон (Шатов), дефицит бюджета Службы превысил 70 миллионов рублей. Денег нет на оплату труда почти 500 сотрудников богадельни для одиноких стариков, детского дома для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития, Марфо-Мариинской обители, приюта для одиноких мам, которые решили не делать аборт, и других учреждений Службы.

Оптимизация патриарха

Резко перешедший в оппозицию в результате своего увольнения из патриархии протоиерей Всеволод Чаплин нашел источник восполнения бюджета «Милосердия», равно как и решения массы других церковно-финансовых проблем, включая «зависшие» зарплаты работников центрального аппарата РПЦ МП. Он предлагает «оптимизировать» многочисленные патриаршие резиденции, представляющие собой роскошные дворцы с многочисленным персоналом.

В своем блоге о. Всеволод приводит пример «Синодального духовно-административного и культурного центра на Юге России», то есть нового дворца Кирилла под Геленджиком.

«Ни об одном культурном мероприятии в этом центре никогда не слышал, — свидетельствует протоиерей. — Устроить там концерт или выставку — из области немыслимого. То есть слова о культурном предназначении центра — это либо забывчивость, либо ложь… Когда-то в докладах покойного Патриарха публиковались некоторые данные о состоянии общецерковного бюджета. Тогда нынешний Предстоятель иронизировал по поводу слишком общего характера цифр. Сейчас даже такие общие цифры не публикуются. Неужели именно из-за расходов на резиденции?»

Должны ли в России существовать церковные банки? Почему бы и нет, если их деятельность прозрачна и протекает в рамках закона. Несоответствие банковской деятельности требованиям канонов оставим на совести самих религиозных деятелей, поскольку это их внутреннее дело. Но проблема в том, что церковный банкинг в России никогда не был прозрачен, впрочем, как и вся финансово-хозяйственная жизнь РПЦ МП.

 

Александр Солдатов

Источник: novayagazeta.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.