Эхо Гюмри

17 Июн 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Второе за полгода убийство, совершенное военнослужащим РФ, говорит о необходимости ужесточения психологического контроля.

В понедельник военнослужащий расположенной в армянском городе Гюмри 102-й российской военной базы Иван Новиков был найден мертвым у монумента «Мать-Армения». Смерть наступила от множественных ножевых ранений. По подозрению в убийстве задержан военнослужащий по контракту из той же части Иван Босхомджиев, уроженец Астраханской области. Как сообщили в пресс-службе Южного военного округа, причиной убийства стал бытовой конфликт.

Однако речь идет уже о втором подобном случае в Гюмри за последние полгода. 12 января было совершено массовое убийство семьи Аветисян из семи человек, в том числе двоих маленьких детей, военнослужащим той же 102-й базы Валерием Пермяковым. Убийство семьи Аветисян вызвало массовые акции протеста в Армении ― люди требовали вывода российской военной базы и выдачи Пермякова армянскому суду.

На первый взгляд, две трагедии никак не связаны между собой. Но память о январских событиях в Гюмри еще свежа, поэтому новость о новом инциденте была массово растиражирована средствами массовой информации, при этом некоторые зарубежные и либеральные издания подали ее под заголовком «Российский военнослужащий убит в Армении» или «Российского военного зарезали у памятника "Мать-Армения"». А в информационной справке «Кавказского узла», где собраны негативные факты о 102-й российской базе, может появиться еще один пункт.

Принять меры, но не раздувать

По убеждению Игоря Коротченко, главного редактора журнала «Национальная оборона», внимание к новому убийству в Гюмри искусственно раздуто.

«Такие инциденты происходят в любой армии мира, и, к сожалению, так произошло в Гюмри. Это преступление, и оно будет расследовано в установленном порядке. Следствие разберется в причинах, виновные понесут ответственность, соответствующий командир будет наказан, если есть его вина. Повторюсь, такое происходит везде в мире, и акцентировать, что это нечто этакое, неприемлемо. Комментировать здесь нечего», ― подчеркнул Игорь Коротченко.

Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС, не видит закономерностей в двух преступлениях. «Бывает чаще, бывает реже, как судьба сложится. Это ни в коем случае не значит, что на базе в Гюмри творится беспредел. Вот так ей не повезло. Я никого не оправдываю ― накажут командира, накажут заместителя по воспитательной работе, но принципиальные изменения здесь невозможны, так как мы имеем дело со случайностью», ― говорит Литовкин.

«Это просто элемент информационной войны, когда используются негативные события в тех или иных целях, но с российским военным пребыванием в Армении это никак не может быть связано. Есть межправительственное соглашение с Арменией, поэтому как мы там находились, так и будем находиться», ― уверен Игорь Коротченко.

102-я российская военная база дислоцируется в Армении согласно межгосударственному договору между Москвой и Ереваном, заключенному в 1995 году. В 2010 году срок пребывания соединения с первоначальных 25 лет продлен до 49. В Гюмри находится около 5000 военнослужащих, это вторая по величине российская военная база сухопутных войск за рубежом. Для Армении российское военное присутствие ― важная составляющая национальной безопасности, в свою очередь, Армения ― стратегический партнер России на Южном Кавказе. Дискредитация военной базы в Гюмри не выгодна ни одной из сторон.

Назрели изменения

«Инциденты на базе в Гюмри происходят совершенно объективно, и странно было бы, если бы этим не пользовались в своих интересах недоброжелатели России. Мы сами даем поводы. Как и почему это происходит? Этим надо поинтересоваться у командования самой базы и в следующую очередь у командования Южного военного округа, которое отвечает за формирование базы и комплектование личного состава», ― комментирует произошедшее Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа.

На инцидент в Гюмри уже отреагировали в Государственной думе РФ. Первый замруководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Франц Клинцевич предложил вынести на обсуждение ужесточение требований к российским военнослужащим за рубежом. Изменения могут быть закреплены на законодательном уровне.

«Очевидно, что в обязательном порядке следует подумать над ужесточением требований к нашим соотечественникам, которые будут служить за рубежом. И не имеет значения, по призыву или по контракту», ― заявил Клинцевич. «Разумеется, прежде всего возникают вопросы к руководству военной базы. Выходит, что никаких выводов из этой трагедии оно не сделало. Теперь выводы должно сделать Министерство обороны», ― добавил парламентарий.

Ранее Генеральный штаб Вооруженных сил РФ заявил, что с весны 2016 года личный состав 102-й российской военной базы в Армении будет комплектоваться исключительно военнослужащими по контракту. При этом заместителем командира по работе с личным составом на военной базе остался тот же Алексей Полюхович.

Формальное обследование

Весной появилась информация, что Валерий Пермяков, совершивший групповое убийство, страдал психическим заболеванием ― олигофренией, поэтому он не должен был призываться на военную службу и иметь доступ к оружию. Но Пермяков проходил срочную службу. Как выясняется, контрактники и вовсе проходят недостаточную психологическую проверку. Как следствие возникает вопрос об ужесточении критериев и этапов психиатрической экспертизы для тех, кто собирается служить в армии по контракту.

По новому инциденту в Гюмри в данный момент прорабатывается версия, что возможным мотивом убийства российского солдата мог стать его донос на одного из офицеров части. Было хорошо известно, что погибший и предполагаемый убийца Иван Босхомджиев часто конфликтовали. Босхомджиев, зарезавший сослуживца, любил позировать с ножом, как выяснилось из его страниц в социальных сетях.

«Всякие преступления, которые совершают контрактники, ― это особый разговор. Люди сами идут на военную службу, охотно едут в горячие точки, и контрактников никто особенно не проверяет. Тех, кого призывают на действительную службу в армию, тщательно обследуют специалисты. Контрактники же проходят формальное обследование, и все, а их мотивами ― для чего они идут на службу, что ими движет, по-настоящему никто не интересуется»,― объясняет Михаил Виноградов, психиатр-криминалист, руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях.

Психиатр рассказывает, что для того, чтобы это выяснить, существуют специальные тесты и их применяют психиатры и психологи при призыве на обычную срочную службу.

«Но контрактники идут сами: хочешь ― служи, поэтому к ним отношение с психиатрической точки зрения немного небрежное», ― замечает Виноградов. Эксперт добавляет, что второй случай может заставить представителей военных ведомств задуматься.

Политолог, ведущий эксперт Центра политического анализа Максим Жаров поддерживает предложение об ужесточении требований к российским военнослужащим. «Я согласен, что нужно ужесточение контроля за психическим здоровьем военнослужащих. Нужен более тщательный отбор, в том числе тех, кто собирается служить на военных базах за территорией Российской Федерации. Они должны проходить разностороннюю многоэтапную экспертизу с проверкой криминальной биографии, психологического и психического здоровья. В принципе, в России должна быть разработана отдельная современная программа адаптации военнослужащих к службе за границей. Очередное убийство в Гюмри показывает, что в этом назрела необходимость», ― делает вывод Максим Жаров.

Дарья Андреева

Источник: kavpolit.com

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.