Еврейские каникулы, или Как я чуть не стал «палестинским террористом»

11 Апр 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Как съездить в Израиль без штампа в паспорте, где дешевле поселиться и как побывать в Палестине.  

В понедельник, 10 апреля иудеи всего мира начинают отмечать Песах - центральный еврейский праздник в память об Исходе из Египта. В Израиле Песах празднуется семь дней, а вне Израиля - восемь. В честь знаменательной недели свободный путешественник и внештатный корреспондент «МИР 24» Роман Устинов рассказывает о своих приключениях в Земле Обетованной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Путин поздравил евреев с праздником Песах

Когда в начале апреля 2012 года в Москве снова выпал снег и москвичи стали шутить про «65-е февраля», мне вдруг подумалось: «Пора валить». Куда валить – значения не имело, и я занялся поиском дешевых перелетов куда-нибудь поближе к экватору.

Быстро прошерстив интернет, я нашел удивительно дешевые билеты из Москвы в Израиль за 4500 тогдашних рублей, в оба конца. Не раздумывая, я их купил, отложив процесс разработки маршрута на потом. Еврейских корней во мне замечено не было, как ни старались их найти я и мои друзья, поэтому насовсем «свалить» не получилось бы. Да особо и не хотелось. Хотелось посмотреть на «настоящих евреев», так сказать, в их естественной среде обитания, да искупаться в Мертвом море. Палестина тоже стояла в планах, но я понимал, что в Сектор Газа не доберусь, поэтому максимум, чем я мог довольствоваться, – пресловутые территории на западном берегу реки Иордан.

Срок моих израильских приключений не должен был превысить недели. Думать о ночлеге на Земле Обетованной я не стал, понадеявшись на еврейское гостеприимство. Палатку тоже предпочел не брать, в расчете на то, что ночевать буду у еврейских и палестинских братьев. Интересно, что прилетал я не в Тель-Авив и даже не в солнечный Эйлат, а в какой-то полувоенный аэропорт Овду, находящийся на юге, посреди пустыни.

Буквально за пару недель до моего прилета туристический автобус, следовавший из этого аэропорта к морю, был расстрелян террористами, но узнал я об этом уже прилетев на место. Да и отменять каникулы из-за каких-то там террористов не входило в мои планы.

Подготовка к поездке была на нуле, из технической информации я знал только, что ни в коем случае нельзя штамповать свой паспорт израильскими печатями. Среди бывалых путешественников израильский штамп в шутку зовется «еврейским клеймом», и несчастливые обладатели его не могут впоследствии посещать такие интересные страны, как Судан, Сирия или Ирак, например. В Ирак и Сирию мне очень хотелось съездить в будущем, поэтому прямо по прибытии я заявил израильским пограничникам:

– Клеймо не ставьте! Вот сюда, пожалуйста, – и протянул им отдельную бумажку. Мою просьбу без проблем выполнили, и я ступил на Землю Обетованную.

Обычно до (и от) аэропортов я добираюсь общественным транспортом, если это не деловая командировка. Но в Овде меня поджидала первая неудача: транспорта не было. Совсем. Только туристические автобусы и такси. В автобусы быстро запаковали прилетевших пакетных туристов, и они скрылись, чтобы их не взорвали. Меня брать побоялись: «кабы чего не вышло».

Таксисты ломили ценник, сравнимый со стоимостью перелета из Москвы до Овды. Не беда, подумал я и зашагал во тьму теплой израильской ночи.

– Ку-да! – взвели автоматы военные. – Пешком нельзя! Тут опасно.
– Хах! – опасно. Я ж еще даже из аэропорта не вышел. Периметр был огорожен сплошным бетонным забором, тяжелые двери, оснащенные колючкой и охранниками, открывались только для того, чтобы пропустить редкие туристические автобусы и такси. Я оказался в западне.
– Эй! Выпустите! – покричал я охранникам. – Я ж в Израиль прилетел, в Мертвом море купаться хочу!
– Только на такси! – снова отрезали они.
– Так ведь и такси взорвать могут!

Беженцы в ЕвропеТрущобы XXI века

После долгих торгов, когда уже полностью стемнело, меня все же выпустили. Я шагнул за ворота, и они с треском захлопнулись. Я стал вдыхать ночной аромат Израиля полной грудью и побрел в сторону трассы. До нее оставалось около 20 км. «Ничего, за ночь дойду», – подумал я. Палатки у меня не было, а пустынных обитателей (змей и скорпионов) своими пятками кормить не хотелось, поэтому я уверенно побрел. Но не тут-то было. Минут через 10 меня догнал военный пикап с теми же самыми охранниками аэропорта. Среди них нашелся даже бывший грузин еврейского происхождения, чуть постарше меня, который заговорил со мной почти на чистом русском.

– Ладно, – сообщил он, – чтобы тебя не взорвали, мы тебя довезем до трассы.
– Вот это другое дело! – заулыбался я.

Для порядка меня обыскали. В дальнейшем меня обыскивали ежедневно, в основном военные, подвозившие автостопом. К этому я быстро привык.

– Мы в Израиле, тут война, – пожал плечами еврейский грузин и тоже заулыбался.

Остальным было не до улыбок. Посадив меня ровно в центре заднего сиденья, военные дали газу. Все было по-серьезному, как в фильмах про войну: штурман, сидевший справа от водителя, крутил головой и смотрел в бинокль ночного видения, остальные военные держали автоматы наготове.

Террористы были где-то рядом – так мне сообщил грузин. До трассы мы долетели быстро: тут уже начиналась цивилизация и пролетали нечастые ночные машины. В темноте бесполезно автостопить: все водители откровенно боятся. Я это понял сразу и, распрощавшись с солдатами, завалился спать на остановке.

К Мертвому морю

Утро вечера мудреней, гласит мудрая русская поговорка. Действует она, к счастью, и в Израиле: первая же утренняя машина увезла меня к Мертвому морю. Первой достопримечательностью на моем пути оказался соляной завод. Как известно, Мертвое море входит в лидеры по солености среди водоемов, поэтому на его берегу, как на израильском, так и на иорданском, выросли десятки соледобывающих предприятий. Солезавод не стратегический объект, поэтому я беспрепятственно фотографировал все, что хотел.

Израиль – страна маленькая, поэтому от завода до ближайшего курортного поселка на побережье Мертвого моря я добрался за считанные минуты. Дневной израильский автостоп мне нравился: за палестинца меня, к счастью, пока не принимали: после московской зимы я был достаточно бледен, а по случаю внепланового отпуска даже побрился.

Мертвое море – не Черное, поэтому люди тут плавают, не опуская головы в воду и не открывая в воде глаз: иначе глаза обязательно разъест соль. Я про это не знал, поэтому занырнул. Толстые тетки советского происхождения в ужасе замахали руками: ты что!

Я опомнился, выскочил из воды как ошпаренный и стал промывать глаза. Больше с Мертвым морем экспериментировать не стал: достаточно. Ночевал я там же, на берегу, прямо в спальнике. Никто не трогал, лишь с утра один мужик в треугольных трусах, пришедший на пляж искупаться в тишине, кивнул своему ребенку:

– Видишь, парень издалека, наверное, приехал. Устал. Отдыхает.

Он не знал, что еще позавчера я мерз в московском офисе. Наверняка, тот мужик мерз в соседнем офисе. Русские курортники не самые интересные собеседники, поэтому я быстро их покинул и отправился осматривать древнюю крепость Масада, расположенную на горе недалеко от моря. Оттуда открываются виды на соседние пустыни и даже на Иорданию.

Богатые, ленивые, страдающие от сорокаградусной жары туристы быстро взбираются на вершину посредством фуникулера. Экономные же, как я, предпочитают ступеньки. Меня впечатлил одноногий турист с протезом, шагавший на вершину пешком: этакое паломничество. Так и шли мы вдвоем: я и он, довольно долго, большинство же предпочло кондиционированные кабинки.

Арабо-израильский автостоп

Автостопщика в жаркой пустыне подбирают и евреи, и арабы. Евреи спрашивали:

– А арабы подвозят тебя?
– Конечно!
– И не взрывают, и не отрезают голову?
– Нет, конечно!

Арабы тоже интересовались:

– А что, разве евреи подбирают?
– Конечно, – отвечал я.

Военные, которые охотно содействовали мне в перемещении, охотно обыскивали, созванивались с начальством, и тоже охотно везли, предостерегали:

– Тут опасно! Тут арабы! Не садись к ним в машины!

Но там, где еврею опасно, русскому (а еще и слегка похожему на араба) – хорошо. Машины у палестинцев были более убитые; английского и русского арабы, в отличие от евреев, не знали, но все равно - было весело выходить из палестинской машины на глазах у израильских военных и интересоваться у них, не подкинут ли в нужном мне направлении.

Так, пересаживаясь от простых евреев к арабам, от арабов к военным, я добрался до Иерусалима – древнего библейского города, колыбели трех религий.

Прогулка по Иерусалиму

Изучая, как молятся иудеи возле Стены плача (мужчины – отдельно, женщины – отдельно), как бедно живут мусульмане в своих трущобных кварталах, общаясь и с теми, и с другими, я не спеша провел день в Иерусалиме – городе, который и евреи, и палестинцы считают своей столицей. Особенно любопытно было наблюдать за иудеями с их разнообразными головными уборами: шляпами, ермолками, папахами – и неизменно торчащими из-под них пейсами. Раньше я видел таких ортодоксальных только по «тель-авизору». Самые верующие и ортодоксальные редко покидают свою Землю Обетованную, поэтому в Москве их просто так не встретишь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мазаль Тов: Как празднуют традиционную еврейскую свадьбу

Ради интереса я решил проехаться по городу на современном бесшумном трамвае. Израиль – страна дорогая, а городской транспорт дорог в особенности, поэтому я решил не платить, тем самым слегка подорвав израильскую экономику. В толпе законопослушных евреев в папахах я катился по святому Иерусалиму...

На удивление, в 2012 году все три Пасхи – католическая, православная и еврейская (Песах) – почти совпали по датам и выпали на первую половину апреля. Толпы всяких священников шарахались по узким улицам древнего города, во всех храмах почти круглосуточно шли службы – в общем, было нескучно.

Я ходил по вечернему Иерусалиму, попивая «боржоми». Из-за всех этих пасх и без того дорогущие иерусалимские гостиницы были забиты под завязку. На гостеприимство иерусалимцев я рассчитывал зря, в еврейско-христианских кварталах все гостиничные места были заняты, поэтому я решил отправиться к палестинцам. И – на удачу – в дешевейшем (по сравнению с немусульманскими) хостеле я переночевал в 15-местной комнате вдвоем лишь с храпящим арабом.

Разбитая Палестина

На следующий день я отправился в настоящую Палестину. Арабы и евреи просто так проходить на вражеские территории через КПП могут только по спецпропускам. Иностранцев же, в том числе и россиян, пропускают без проблем и туда, и обратно. Большинство туристов посещают лишь святой город Хеврон (контролируемый израильтянами) и потом убегают обратно в «безопасный» Израиль. Мне же было интересно проехать всю территорию насквозь, поэтому я сел в разбитую маршрутку, следовавшую на юг.

В маршрутке – удивительное дело – оказался настоящий палестинец, когда-то учившийся в советском Ленинграде. Он звал меня к себе в гости, но мне уже нужно было выбираться в Израиль и двигаться в сторону аэропорта: короткие каникулы скоро заканчивались.

День в Палестине произвел сильное впечатление. Изукрашенная изнутри Палестинская стена, сплошь испещренная лозунгами: «Свободу Палестине!», арабы, живущие на порядок хуже евреев – Палестина, скорей, показалась мне похожей на какую-нибудь североафриканскую страну, но никак не на провозглашающий себя европейским Израиль.

Мусор и разбитые машины, дешевейшие заправки, гужевой транспорт, уличная торговля – «заслуга» не только самих арабов, но и загнавших их в застенки евреев. Товары внутри Палестины почти не производятся, связь со внешним миром – в основном, через вражеский Израиль. Теснота, разбитые улицы...

Едучи по Израилю и Палестине, удивляешься количеству блокпостов, танков, военных и всякой техники вдоль дороги. Делать нечего: война есть война. Каким-то чудесным образом туристов напрямую она не касается, но напряжение все равно чувствуется. В какой-то момент ты перестаешь осознавать, по чьим территориям едешь.

Часто понять ситуацию, особенно на палестинских территориях на западном берегу реки Иордан, которые частично (а где-то и полностью) контролируются израильтянами, можно лишь по косвенным признакам. Номерные знаки машин, флажки на воротах – зеленые или бело-голубые, скорость езды евреев и качество автостопа (по особо опасным палестинским территориям евреи предпочитают пролетать, не останавливаясь) – все это позволяет делать те или иные выводы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Раввин Борода: о ЦСКА, Сталине и Иване Грозном

Вот – явно израильская вотчина: размеренные евреи в шляпах, относительно спокойные военные… А вот – флаги с шестиконечными звездами продырявлены пулями от «Калашниковых»: ага, значит эти места плоховато контролируются.

Почти все израильские посты охраняются симпатичными девушками, часто какими-нибудь русскоговорящими еврейками из Харькова или Читы, поэтому я охотно с ними фотографировался. Ночной же автостоп, даже по израильским территориям, катастрофически ухудшался: я, пожалуй, не был ни в одной другой стране, где так хорош дневной и так плох ночной автостоп.

Если днем приветливые и улыбающиеся евреи охотно подсаживали меня, хоть и слегка арабской наружности, в свои машины, то ночью, когда понять, кто есть кто невозможно, автостоп катастрофически ухудшался. Многие юные евреи, опоздавшие на свои автобусы или просто едущие от безденежья в темное время суток, поступали следующим образом. Нацепив ермолки и подходя поближе к фонарным столбам, они выпячивали свои головные уборы под луч света и таким образом вылавливали еврейские машины своими ермолками, однозначно определявшими национальную принадлежность. Некоторые машины останавливались, убедившись, что перед ними «настоящие евреи». Иногда я приклеивался к таким автостопщикам, нацеплял ермолку и, несмотря на начинавшую отрастать бороду и немного арабский вид, хоть и с трудом, но уезжал в нужном мне направлении.

Так или иначе, шекели в кармане у меня водились, и автостопом я ездил скорей из любопытства, поэтому, когда сгущалась темная израильская ночь, я поджидал автобусы и пересаживался на них. Запрыгнув в очередной автобус, я спросил по-английски:

– Почем билет до Беэр-Шевы?
– Шо он размовляэть? – повернулся шофер Моня к своему напарнику.
– Ааа, так вы по-русски можете! – обрадовался я. – Земляку скидку сделаете?
– А шо ты голову нам морочишь? – тут все по-русски могут. – Ладно, всем по восемь шекелей, русским семь. До Беэр-Шевы?
– До Беэр-Шевы, – ответил я и протянул «русскому» семь шекелей. Ночной автостоп, даже при помощи ермолки, не клеился, хорошо, что мне попались «русские».

Добрался до Беэр-Шевы я достаточно поздно, и на поиски места ночлега времени уже не осталось: я завалился спать на автовокзале.

Рано утром, наспех забив рюкзак апельсинами и купленным в магазине местным алкогольным напитком - араком, я еле-еле успел впрыгнуть в автобус Беэр-Шева – Эйлат, который проходил по трассе неподалеку от моего аэропорта. Наступал выходной, и поэтому почти весь автобус был забит военными.

Венгрия + ИталияКак самому спланировать тур

Израильская армия считается одной из лучших в мире. Причем не только по качеству вооружения, но и по условиям содержания: шведский стол в столовой, уютные казармы и прочее. Дополнительный бонус: почти у всех солдат есть возможность каждые выходные ездить домой к семье, причем даром.

Ранним утром мы ехали с солдатами по каким-то военным частям, где-то забирая, где-то высаживая военных: я же мирно фотографировал все это на камеру, делал снимки танков, солдат, казарм. Симпатичные еврейские девушки в форме – на сей раз не только из Харькова и Читы – тоже попадали в объектив моего фотоаппарата.

Приключения в аэропорту

Время слегка поджимало, но вскоре меня высадили на повороте: ровно на той остановке, где я ночевал несколько дней назад. Оставшиеся 20 км я проделал автостопом, как всегда быстрым в дневное время. Негостеприимные ворота были снова закрыты, но я дождался едущего мимо такси и прошмыгнул в аэропорт. За неполную неделю шатания под палящим солнцем на израильской земле я слегка «обарабился»: почернел, погрязнел, оброс и запылился.

В аэропорту я прильнул к группе польских туристов и стал ждать очереди на регистрацию. Не тут-то было!

– Молодой человек, пройдемте. У вас будет специальный досмотр, – люди в форме быстро и ласково скинули с моих плеч рюкзак, чтобы он ненароком не взорвался. «Мдаа, – подумалось мне, – на поляка я действительно не похож».

Начался допрос. Сначала он проходил на английском, потом на русском. В конце концов, вызвали высокопоставленного еврея, который общался со мной на иврите через переводчика. Пошли стандартные вопросы:

– Как долго вы находились в Израиле? Где вы жили? Как перемещались?

Я на все честно отвечал.

– А почему вы приехали в аэропорт автостопом?
– Потому что вы не догадались запустить сюда автобусы, а так бы – с удовольствием приехал, как белый человек.
– Хорошо. А есть ли у вас друзья в Израиле? А в Палестине? И почему ваш въездной штамп не в паспорте, а на отдельном листке?
– Ну, я хочу съездить еще в Ирак, Сирию, Судан. А с вашей печатью не пустят.
– Зачем вам в Судан?

Летаем бесплатноКак потратить накопленные мили на отдых

Сотрудник спецслужб полистал мой паспорт. К счастью, иранские и прочие подозрительные для израильтян визы были в моей биографии несколько паспортов назад. Иначе вопросов было бы больше. Но он решил придраться к безобидному Стамбулу.

– Что вы делали в Стамбуле в августе позапрошлого года?
– Как что, прилетел, поел, погулял. Потом уехал в Болгарию.
– А у кого вы ночевали в Стамбуле?

Мне стало смешно. Ночевал я у русских евреев.

– У евреев. Правда, – сдерживая смех, ответил я.

Но сотрудники аэропортовых служб специально подбираются с атрофированным чувством юмора. Ему было не смешно, он лишь попристальней посмотрел на меня: не вру ли?

– А в Беэр-Шеве вы где ночевали сегодня ночью?
– На вокзале.
– У нас в Израиле на вокзалах не ночуют! Это очень опасно! Они взрываются.
– Ну я-то не взорвался.

То, что я не взорвался на вокзале, ему показалось особенно подозрительным: значит, точно террорист! Пришли новые люди. Меня решили обыскать и раздели до трусов. Внимательно, но аккуратно прощупывая все швы в надежде найти бомбу или любые другие взрывоопасные предметы, евреи продолжали задавать мне вопросы, которые становились совсем странными. Но откуда они взялись – было понятно.

– Почему на ногах у вас мозоли? Вы много ходите?
– Да, много хожу.
– По горам?
– И по горам бывает. Но я не террорист, я турист, – попытался убедить их я.
– Ну-ну, – буркнул самый главный.

На глазок замерили разницу в уровне моих плеч: не ношу ли автомат? Вроде не ношу.

– А почему вы так хорошо знаете английский язык?
– Школа, институт, работа, путешествия…
– А почему остальные русские так плохо знают английский язык?

Мне стало опять смешно.

– Ну это вопрос, скорей, к остальным русским, – улыбнулся я. Церберы не улыбались. Весь цирк продолжался чуть менее часа, я поглядывал на часы.
– Не переживайте. Без вас самолет не улетит.

Весь рюкзак также был тщательно осмотрен:

– Вещи Ваши?
– Мои._
– Упаковывали свой рюкзак Вы сами? Лично?
– Да, сам, никто не помогал.

От дебоширов до террористовКто и зачем «угоняет» самолеты

Валявшиеся вперемешку в рюкзаке грязные носки и футболки, апельсины, бутылки с сорокоградусным араком были тщательно разложены по столу досмотра, а я сидел в трусах и наблюдал за происходящим. Все было вежливо, корректно, но дотошно. Хотя для меня, оказавшегося в такой ситуации впервые, даже интересно. Офицеры стали листать кадры на моем фотоаппарате. Я слегка поежился. Танки, военные, казармы, симпатичные еврейские девушки в форме, а также Палестинская стена изнутри, несомненно, должны были вызвать немало вопросов.

– Ваше?
– Мое, – выдохнул я.
– Ну и ну… Настоящий турист!
– Работа такая, – пожал мне руку человек в форме. – Спасибо, что вел себя нормально. Некоторые потенциальные террористы иногда впадают в истерику, когда мы их досматриваем.
– Да нет, мне даже интересно было. Всего хорошего! Желаю мирной и спокойной работы вам всем! – ответил я.

«Хорошо, что не пришлось стоять в очереди на регистрацию», – возрадовался я, пополнил свои запасы арака еще несколькими бутылками из магазина беспошлинной торговли и запрыгнул в самолет.

Теперь я на своей шкуре проверил совсем не далекую от истины аксиому, что аэропортовые спецслужбы в Израиле – впереди планеты всей по уровню профессионализма. А также – по умению рассортировывать носки, апельсины и технику по разным пакетам. Внутри моего рюкзака был наведен капитальный порядок. Самолет не взорвался и благополучно приземлился в Домодедово. Слава израильским спецслужбам: все террористы, включая меня, были обезврежены…

Роман Устинов

Подробнее в
сюжете Как стать путешественником
Успеть за 80 дней: британец отправляется в велокругосветку
Дорога в аэропорт: сумасшедшие истории со всего мира
Источник: mir24.tv

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.