Греция: между Востоком и Западом

17 Июн 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Почему советско-греческие экономические отношения активно развивались даже в годы правления «чёрных полковников»?

Напоминает ли нынешнее состояние российско-греческих отношений, при всём различии, ситуацию середины 1960-х – середины 1970-х гг.? Тогда советско-греческие экономические связи стали активно развиваться, притом, что в Греции у власти были т.н. «чёрные полковники». И хотя в СССР публично «клеймили позором» установленный ими режим, «чёрные полковники» не были заинтересованы в односторонней ориентации страны на США и НАТО.

Главным образом, это было связано с негативной позицией Запада в отношении идеологии «Энозиса» – консолидации под эгидой Афин греческого населения Средиземноморья и Малой Азии. В то время именно эта концепция была основой внутренней и внешней политики Греции.

А намного раньше, ещё осенью 1940-го, когда греческим войскам удалось оттеснить итальянских агрессоров в Южную Албанию, диктатор Греции генерал Метаксас призвал к воссоединению Чамерии (греческое название данного албанского региона). Та же идея была выдвинута Афинами в 1946-м, когда обсуждался статус южноэгейских островов Додеканес – экс-итальянской колонии (до 1945 гг.).

СССР поддержал претензии Афин на эти острова, включенные с 1947-го в состав Греции. Москва поддержала также права Греции на принадлежавший ей район Фракии, выходящий на Эгейское море. Этот регион был оккупирован Болгарией дважды: в 1913-1919 и 1942-1946 гг. Поэтому «фракийский вопрос» Афины трактовали не только как восстановление историко-географической справедливости, но и как реализацию «Энозиса».

Кстати, греческая компартия отвергала «Энозис», и, может, ещё и поэтому СССР косвенно способствовал ее поражению в гражданской войне в Греции в 1945-1949 годах?.. Полагаю, такая версия имеет право на существование, если исходить хотя бы из того факта, что после Второй мировой войны авторитет Советского Союза в мире, а особенно на Европейском континенте, был необычайно высоким, его военная мощь внушала Западу, мягко говоря, глубокое уважение.

Советская поддержка Греции в территориальных спорах была также связана с активной пропагандой культурных, православных и других византийских традиций в последние 10 лет сталинского СССР.

Естественно, об этой поддержке помнили и «черные полковники». Иначе, видимо, и быть не могло, поскольку в Греции официально проводилась линия на пропаганду истории и даже на внедрение в жизнь традиций Византии. Соответственно, режим ориентировался на провизантийский «Энозис».

Москва в тот период давала понять, что «Энозис» не противоречит её интересам. И не исключено, что в СССР строились планы если не по отрыву Афин от США и НАТО, то, во всяком случае, по ослаблению связей Греции с западным блоком. Возможность реализации такой стратегии усиливало то обстоятельство, что Греция в период «черных полковников» не соглашалась вступить в ЕС. Кстати, идеология «Энозиса» в интерпретации «чёрных полковников» включала присоединение к Греции Кипра, где доля греческого населения в тот период превышала 75%...

По данным российского политолога и историка Ильи Клишина, «военный режим в Греции проклял либеральное прошлое страны, поставившее её на грань катастрофы. Были закрыты западные фонды, арестованы крупные прозападные политики и журналисты. Греческим военным претили парламентская болтовня, западная распущенность. В пост запрещалась продажа мяса, арестовывались хиппи и рокеры, были введены обязательные уроки православия в школах». Но, пожалуй, главная ошибка греческих военных была в том, что они, «ненавидевшие западные ценности, хотели воспользоваться помощью США для осуществления своих энозис-планов»...

Но для США и в целом для Запада была совершенно неприемлема идея режима «чёрных полковников», которые в 1970 г. заявили о том, что Греция «должна стать преемницей Византийской империи, хранить и приумножать её наследие».

Тогда же официальным языком страны был объявлен «кафаревусу» – официальный язык Византии. Очевидно, что не просто «Энозис», а ещё и «провизантийский Энозис», вполне мог серьёзно повлиять на геополитические планы Запада, скажем, ослабить его позиции в Восточном Средиземноморье, что отвечало интересам СССР. Потому, собственно, США иезуитски повели себя в отношении политики Афин на Кипре: вначале они поддержали «проафинский» путч в Никозии, а потом – военное вторжение Турции на Кипр. Вслед за этим режим «чёрных полковников» был свергнут.

Но что касается советско-греческих отношений в тот период, то отметим, например, что объём взаимной торговли за 1960-е годы возрос более, чем вдвое. А к началу 1970-х СССР стал четвёртым по значимости торговым партнером Греции. По данным минморфлота СССР, суда под греческим флагом осуществляли в тот период до 15% объёма морских перевозок советских внешнеторговых грузов. Греческие судоверфи выполняли почти такую же часть общего объёма советских заказов за рубежом по судостроению и судоремонту.

По воспоминаниям Арама Пирузяна (торгпред СССР в Греции в середине 1960-х), его назначению на должность в 1964 г. предшествовала продолжительная беседа с министром внешней торговли СССР Н.С. Патоличевым. Министр отметил, что «сверху» рекомендовано «ускорить развитие отношений с Грецией, особенно экономических. Поскольку нужно укрепить позиции СССР и СЭВ на Балканах, а это связано и с ухудшением советско-албанских отношений» (ввиду осуждения Тираной советско-югославского сближения и известных советских решений в отношении И.В. Сталина).

Министр уточнил, что Греция соседствует со многими соцстранами и, судя по общественным настроениям, может «отдалиться» от США и Запада. Потому «требуется активизировать её экономические связи с СССР».

Согласно докладной записке посла СССР в Греции Николая Корюкина в Исполком СЭВ от 2 ноября 1966 г., «правительство Греции пока не готово «заморозить» программу вступления страны в ЕС, но сложилось впечатление, что греческое правительство, с учетом политической географии на Балканах и опасаясь негативных последствий от вступления в ЕС, хочет балансировать между Западом и странами СЭВ... Наши предложения 1966 г. о предоставлении максимального благоприятствования греческим товарам в СССР и льготных тарифов греческим транзитным грузам на советской территории принято с большим удовлетворением, но власти опасаются, что США и ЕС могут сорвать более активное сближение двух стран». Кроме того, греческая сторона не отвергла предложение болгарской стороны 1966 г. о возможном получении Грецией статуса наблюдателя в СЭВ, хотя «до получения такого статуса, как считают ее власти, целесообразно более активно развивать торговлю со всеми странами СЭВ». По мнению Н. Корюкина, более интенсивное сотрудничество СЭВ с Югославией и начало нормализации советско-албанских отношений, укрепив позиции СССР и СЭВ на Балканах, могло бы усилить тяготение Греции к СЭВ с последующим её выходом на статус наблюдателя в этом блоке.

В архивах МИД Народной Республики Болгарии есть документы, свидетельствующие о том, что упомянутое предложение о наблюдательном статусе для Греции в СЭВ было изложено в письме тогдашнего главы болгарского МИД Ивана Башева министру иностранных дел Греции Иоаннису Тумбасу в июле 1966 г. Скорее всего, это предложение было согласовано с Москвой. Но состоялись ли соответствующие переговоры, сказать трудно: официальных подтверждений со стороны СССР, Болгарии или Греции не было.

По всему поучается, что СССР «присматривался» к Греции еще до прихода к власти «чёрных полковников».

Во всяком случае, выполнение экономических заказов СССР и восточноевропейских стран-членов СЭВ в 1960-х – начале 1980-х гг. обеспечивало постоянной работой свыше 10% трудоспособного населения Греции и стабильную загрузку не меньше 15% её промышленных, агропромышленных и судостроительных мощностей. А товарообмен Греции с СССР и другими странами СЭВ в середине – второй половине 1960-х увеличивался быстрее, чем со странами ЕЭС. Что показывало незаинтересованность Афин в ориентации только на Запад. Несмотря на громкие заявления режима, что революция 21 апреля 1967 г. (приход к власти «чёрных полковников») была призвана спасти Грецию «от угрозы коммунизма», правительство Г. Пападопулоса вовсе не собиралось прерывать торговых отношений с соцстранами, и прежде всего – с СССР.

Так, уже в августе 1967 г. греческое правительство приняло решение о закупке в СССР для нужд государственных организаций различных машин, комплектующих, оборудования и запчастей на общую сумму почти в 5 млн долл. А 11 июня 1968 г. министр координации Н. Макарезос, отвечавший за экономическую политику режима, встретился с торгпредом СССР в Греции Е. Гуровым и выразил, по словам Гурова, «глубокую обеспокоенность падением товарооборота с СССР. По мнению Макарезоса, «наши экономические связи остаются взаимовыгодными, надо их всячески развивать и, в том числе, расширять ассортимент взаимной торговли» К 1972 г. объёмы взаимной торговли выросли почти на треть в сравнении с 1966 г. В тот период увеличивался также товарооборот Греции с Болгарией, Югославией, Румынией.

Тогда же, кстати, была заморожена программа по вступлению Греции в ЕС. Но антикоммунистическая внутренняя политика военного режима, что резко критиковалась советской (и болгарской) пропагандой, не позволяла Греции сблизиться с СЭВ. Тем не менее, складывается впечатление, что в руководстве СССР сочувственно относились к идеологии «Энозиса», которую греческий военный режим попытался реализовать на Кипре летом 1974-го. Кроме того, Совет Безопасности ООН по инициативе СССР принял резолюции 541 и 550 (1983 и 1984 гг.), призывающие мировое сообщество не признавать «Турецкую республику Северного Кипра», не устанавливать с ней никаких политических, экономических и культурных контактов.

Но в августе 1974 г. вследствие событий на Кипре, когда, по заявлению К. Караманлиса, «НАТО оказалась не в состоянии предотвратить возникновение конфликта между двумя государствами-членами», правительство заявило о выходе из военной организации альянса. Правда, вскоре оно стало высказываться за возвращение страны в военную структуру НАТО на условиях статуса «особых отношений», по которому, в частности, греческие вооруженные силы в мирное время находились бы под национальным командованием. Предложение было принято руководством НАТО в 1975 г. К тому времени «чёрные полковники» уже были свергнуты, к власти в Греции пришли проевросоюзовские партии.

Прошло почти 40 лет. На досрочных парламентских выборах в Греции в конце января победу одержала леворадикальная партия СИРИЗА. Вопреки нынешней антироссийской политике Запада новый премьер Греции Алексис Ципрас уже побывал с визитом в Москве.

На встрече с президентом РФ Владимиром Путиным Ципрас сказал: «Между нашими народами существует глубокая внутренняя связь. Она сохранилась до сих пор независимо от внешних обстоятельств. И действительно, цель моего визита сегодня придать нашим отношениям новое содержание во благо наших граждан».

Задача это волне реальная: у наших стран есть немалый опыт взаимовыгодного сотрудничества в условиях не менее сложных, чем сейчас.

 

Алексей Чичкин

Источник: stoletie.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.