Конец той Британии, которую мы знаем

4 Июн 2015 | Автор: | Комментариев нет »

 Эти выборы запомнятся всем как выборы, спасшие карьеру Дэвида Кэмерона, премьер-министра, который всего два месяца назад публично заявил о своем возможном уходе из политики. Они также запомнятся как выборы, положившие конец политической карьере лидера Лейбористской партии Эда Милибэнда (Ed Miliband), который еще на прошлой неделе с уверенностью вырезал свои предвыборные обещания на огромной плите из белого камня. Более того, они запомнятся как выборы, которые опровергли результаты всех опросов общественного мнения — все те внушающие ужас предположения о подвешенном парламенте, коалициях меньшинств, вмешательстве и даже о возможном исчезновении королевы с появлением мощного консервативного большинства. Однако со временем, когда все эти переживания и драмы забудутся, вполне вероятно, мы будем вспоминать эти выборы как выборы, ставшие началом конца Великобритании — по крайней мере, в том виде, в котором мы ее знаем. 

Эти выборы могут в буквальном смысле ознаменовать собой начало конца Соединенного Королевства, союза четырех государств — Англии, Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии — чья стабильность не подвергалась серьезной опасности уже достаточно давно. Начнем с того, что Шотландская национальная партия, отрыто призывающая к выходу Шотландии из состава Соединенного Королевства, получила 56 из 59 возможных мест в Палате общин, практически полностью вытеснив лейбористов и либеральных демократов. Более того, сейчас стало ясно, что далеко не все в Лондоне огорчены такими результатами. «На самом деле я никогда не чувствовал себя британцем, — признался мне один мой знакомый в день выборов. — Я чувствую себя англичанином».

И я думаю, что он не исключение. Внезапно перед нами — особенно перед некоторыми английскими тори — возникла совершенно иная картина будущего: возможно, без упрямой, непреклонной, левой Шотландии управлять оставшейся частью бывшей Великобритании станет гораздо легче. Чтобы американские читатели поняли, что я имею в виду, объясню на примере: представьте себе, что спустя много лет непрерывной борьбы партия техасских сепаратистов занимает все места Техаса в Конгрессе США. А теперь представьте, что представители остальных штатов — в частности демократы — после долгих лет сопротивления, наконец, пришли к мысли о том, что отделение Техаса — это не такая уж плохая затея, и сразу же начали подсчитывать потенциальную выгоду.

Эти выборы могут стать началом конца Великобритании в том виде, в котором мы ее знаем, в несколько ином смысле. В 2013 году Кэмерон пообещал, что в случае его переизбрания он проведет референдум по вопросу о выходе Великобритании из Евросоюза. Он также пообещал — хотя и в несколько более туманных формулировках — что он сначала попытается «пересмотреть»  условия членства Великобритании в Евросоюзе. Даже сегодня никто не знает, что это может значить. Он никогда не просил европейских союзников и партнеров помочь ему в этом, и сейчас не самый лучший момент для начала этого процесса. Остальные европейские лидеры сейчас вовлечены в сложные финансовые переговоры с Грецией, в разработку стратегии дальнейших отношений с Россией и в решение серьезного кризиса нелегальной иммиграции на южных границах. Именно поэтому они не испытывают ни малейшего желания вступать с долгие и болезненные переговоры с Великобританией.

Но независимо от желаний Европы этот вопрос в силу сложившихся обстоятельств оказался в центре внешней политики Великобритании. На практике это значит, что в течение следующих нескольких лет у британских дипломатов не будет времени на обсуждение России или Ливии, потому что все свое внимание они будут уделять условиям соглашений с Евросоюзом. На саммитах Евросоюза британцы захотят говорить о роли Великобритании в Европе, а вовсе не о роли Европы в мире или о кризисах на южных и восточных границах Европы. Великобритания, заинтересованная в поддержании контактов с другими государствами и принимающая активное участие в общих проектах, уже осталась в прошлом, и далеко не все в Лондоне испытывают грусть по этому поводу. Кэмерон интересовался внешней политикой в гораздо меньшей степени, чем любой другой британский премьер-министр современности, а его партия только что провела самую «островную» предвыборную кампанию — и при этом одержала оглушительную победу.

Избиратели высказали свою точку зрения, и английские тори получили четкий и ясный сигнал: они вполне могут обойтись без Шотландии и без других стран. У них всегда будет Лондон, один из крупнейших мировых финансовых центров, у них всегда будет Англия с красивейшими зелеными ландшафтами, и у них всегда будут воспоминания о великой империи — и, возможно, этого вполне достаточно.

Энн Эпплбаум

Источник: inosmi.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.