Кризис на пороге? Не бойтесь, он уже тут

6 Дек 2019 | Автор: | Комментариев нет »

Мировой кризис начался?

У нас уже начался глобальный экономический кризис. Просто у него вид сейчас не вполне привычный. И последствия будут тоже не вполне привычными — Корреспондент разбирается, что же происходит.

Мировой экономический кризис обычно выглядит так: сначала падают акции крупных компаний, практически одновременно валятся цены на многие виды сырья, дешевеет недвижимость, падают валюты развивающихся стран, резко замедляется рост ВВП, а то и вообще начинается его падение, пишут Светлана Шмелева, Павел Харламов, Александр Крамаренко в №23 Журнала Корреспондент.

На мировом финансовом рынке странам со слабыми кредитными рейтингами становится очень и очень дорого занимать деньги. Инвесторы разворачиваются и уходят в облигации развитых стран (США, страны ЕС), облигации развивающихся стран падают в цене.

Для обычных граждан все это заканчивается ростом безработицы, падением национальных валют, ростом ставок по кредитам. В общем, ничего хорошего. Это были плохие новости. Сейчас немного о хороших: кризисы — не навсегда. Мировая экономика, а внутри нее и экономики отдельных стран следуют по волнам, то есть время от времени наступает замедление или даже спад, затем восстановление, активный рост, плавное замедление роста, снова замедление более сильное, возможно, спад и так далее по новой. Эти качели раскачивают экономику много столетий.

За изучение экономических волн дают Нобелевские премии, ими интересуются застройщики и банкиры, производители зерна и металла, нефтедобытчики и политики. Но что происходит сейчас? Где мы? На каком участке многолетнего экономического цикла. Чтобы это понять, нужно вернуться на 10 лет назад. Как ни странно, изучение истории помогает прогнозировать будущее — так это работает.

ИПОТЕЧНЫЙ КРИЗИС ЗАКОНЧИЛСЯ, НЕ ЗАБУДЬТЕ

Мировой кризис 2007-2008 годов называют ипотечным, потому что старт ему дал финансовый кризис в США, вызванный раздачей плохим заемщикам ипотечных кредитов. Про эту историю писали и даже фильмы снимали. Но вкратце: выдали много плохих кредитов, обанкротилось несколько очень крупных банков, проблемы с кредитованием, замедление американской экономики, бегство инвесторов, даже Украину накрыло. Потому что европейские банки, которые пострадали от заокеанского кризиса, были вынуждены свернуть свои программы в Украине. И это после нескольких лет бурного кредитования.

У нас вся эта история отозвалась 40%-ной девальвацией, падением нескольких банков, резким замедлением экономики — на 14,8% в 2009 году, но уже в 2010 году мы имели рост на 4,2%, а в 2011 году — на 5,5%. В 2012 и 2013 годах правительство Николая Азарова умудрилось организовать нулевой рост украинской экономики, несмотря на то что мировая начала отрастать. Отрастала мировая экономика не просто так: это был результат согласованных действий правительств и центральных банков крупнейших стран. И США, и ЕС запустили так называемое количественное смягчение, то есть центральные банки реально заливали экономику дешевыми деньгами. Денег в экономике больше — спрос на все выше, кредиты дешевле, в общем, дело пошло понемногу на лад. Хотя и не так быстро, как хотелось бы.

Рецепт по имени «количественное смягчение» — интересный, он помог, хотя и не настолько, как рассчитывали его создатели. Постоянно шли жалобы на то, что безработица падает не настолько быстро, как хотелось бы, что деньги утекают в спекулятивные активы, что кредиты снова раздают кому попало. Тем не менее примерно до 2014 года ситуация постепенно улучшалась. Но долго такое продолжаться не могло: в США Барак Обама активно заигрывал с левыми, что ухудшило ситуацию в американской экономике, к 2016 году она свалилась в застой.

Корреспондент

КОТИРОВКИ СТАЛИ СЛОЖНЫМИ

В прежние времена котировки на нефть, металлы, руду, зерновые, масличные двигались синхронно. Потому что мировая экономика все это активно потребляет и в периоды активного ее роста спрос на эти товары резко рос, за ним — цены на них. Заметим, что кроме нефти тут все — товары, традиционно занимающие ключевое место в украинском экспорте. Но примерно последние 10 лет эта закономерность действовать в полный рост прекратила. На нефть локально и очень сильно влияют выход на рынок новых производителей (те же сланцевая нефть и газ), расширение использования электромобилей, санкции США против Ирана, ряд других непривычных факторов. А 2010-2014 годах вообще случилось интересное: нефтяные фьючерсы начали активно скупать финансовые инвесторы, которых собственно нефть не интересовала совсем, зато интересовала возможность подзаработать на росте фьючерсов в тот момент, когда падали акции и мировая экономика расхлебывала последствия ипотечного кризиса. В 2014 году котировки нефти рухнули, несмотря на активный рост мировой экономики, потому что накануне были чрезмерно раздуты финансовыми инвесторами.

В общем, если начнут рассказывать, что падение нефтекотировок — непременно предвестник глобального кризиса, не верьте. Однозначной закономерности нет. А вот падение цен на металлы и руды — вот это все еще признак приближающегося глобального торможения.

РОСТ НЕ БЫЛ ДОЛГИМ

В 2016 году президентом США избрали Дональда Трампа, который на своем знамени написал: «Сделаем Америку снова великой». То есть он запустил программу протекционизма, стимулирования внутреннего производства, возврата рабочих мест, ранее выведенных из США в страны с дешевой рабочей силой. И все бы хорошо — экономика страны взбодрилась, вслед за ней потянулась и мировая экономика в целом. Но тут он начал торговую войну с КНР. Рынки на это отреагировали не сразу, зато довольно серьезно. Вдобавок начались проблемы в только-только пришедшем в себя Евросоюзе — Великобритания приняла решение, что ей надо на выход, и начала длительную и непростую процедуру Brexit.

Фактически примерно через 11 лет после старта ипотечного кризиса мировая экономика очутилась перед лицом нового кризиса — на этот раз его причиной являются торговые войны, тренд на протекционизм. Развитые страны стремятся отгородиться от проблем, которые генерируются в развивающихся странах. Хотя сделать это будет непросто: экономики Китая и Индии, Бразилии и РФ (так называемая группа БРИК) стали заметны на мировом экономическом ландшафте. И их проблемы отзываются далеко за их пределами.

К 2019 году стало понятно, что на мир надвигается новая негативная экономическая волна. И если в 2018 году об этом говорилось на всякий случай, просто потому, что периодичность кризисов считали примерно равной 10 годам, то в нынешнем году — вполне предметно и со ссылкой на конкретные объективные факторы.

Как следствие, МВФ оценивает перспективы 2019 года в +3% мирового ВВП, а в 2020 году ожидает +3,4%. Оценки Организации экономического развития (OECD) выглядят консервативнее и пессимистичнее — +2,91% по итогам нынешнего года и максимум +3,02% к 2022 году. О рисках надвигающегося кризиса криком кричат с трибун международных организаций, обвиняя в происходящем тех мировых лидеров, которые развязали торговые войны. Хотя, конечно, свою роль в происходящем сыграли и лидеры развивающихся стран, которые использовали все честные, относительно честные и даже вполне нечестные приемы для экспансии на внешние рынки. Напомним, что Пекин неоднократно получал упреки в том, что держит курс юаня искусственно заниженным, чтобы обеспечить своим компаниям-экспортерам лучшие условия на внешних рынках.

Новая глава МВФ Кристалина Георгиева вслед за своей предшественницей Кристин Лагард так и заявила: в торговых войнах проигрывают все. «Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно $700 млрд к 2020 году», — озвучила неутешительные цифры руководитель фонда.

Ситуация резко обострилась в ноябре — США после эскалации насилия в Гонконге (см. Корреспондент от 22 ноября) приняли меры: ввели санкции против КНР. В Пекине это расценили как недружественные действия, и потому, похоже, торговая сделка между США и КНР отодвигается. В мире происходящее восприняли как новый виток торговой войны между США и Китаем. Отсюда — шараханья биржевых индексов и котировок товаров, неутешительные прогнозы на 2020 год.

Но торговые войны — еще сильно не все. За время засевания развитых экономик деньгами в мире резко увеличились размеры задолженности перед кредиторами.

Корреспондент

Общий объем задолженности домохозяйств, нефинансовых корпораций, правительств и финансового сектора составил более трехкратного (320%) мирового ВВП, или $250,1 трлн, заявил 14 ноября Институт международных финансов (Institute of International Finance, IIF, США). Прирост за 12 месяцев — +$7,5 трлн. По данным IIF, на долю Китая и США пришлось более 60% этого прироста мирового долга за последние 12 месяцев.

Долговые обязательства на рынках развитых стран составили 71,8% общего мирового долга — $179,5 трлн. У развивающихся стран — рекорд: их долги составили $71,4 трлн, или 220% их ВВП, против $66,8 трлн годом ранее. Получается, что соотношение у развивающихся стран лучше? Вроде бы да. Но нужно учесть разницу в длине долгов и их ставках. Развивающиеся страны закредитованы в среднем сильнее, но платят по кредитам меньше, именно потому, что их долги длиннее и дешевле. Украина имеет внешний госдолг, который составляет около 62% ВВП. Но у нас долги короткие и весьма дорогие, поэтому даже 62% для Украины — это очень много.

Аналитические отчеты пестрят страшилками по поводу стремительного роста долгов в мире. Но IIF считает, что не все так страшно: «С учетом незначительных признаков замедления темпов накопления долга мы оцениваем, что мировой долг превысит $255 трлн в этом году». Активнее всего растут именно госдолги, а вот корпоративный сектор и граждане кредитуются намного осторожнее. Оно и понятно: государства стремятся за счет привлечения ресурсов на финансовых рынках стимулировать свои экономики, пытаясь отодвинуть перспективу кризиса.

И все выглядит так, что правительства и центробанки прибегнут к тем же привычным мерам — будут снижать учетные ставки, засевать экономики дешевыми деньгами. Это искусственно поддержит экономический рост, растянет во времени нисходящую ветку экономического цикла. Иными словами: стагнация вместо обвала. Но растянутая на более длинные сроки.

А ЧТО С УКРАИНОЙ?

Удивительно, в отношении украинской экономики МВФ даже улучшил свои прогнозы. За 2019 год ВВП нашей страны вырастет, по консервативному мнению фонда, на 3%, вместо 2,7%, которые он обещал ранее. В 2020 году рост валового продукта тоже составит 3%. Казалось бы, чего волноваться?

Тем более что наши отечественные прогнозы, учитывающие перспективы земельной реформы и продолжения дерегуляции, а также риски замедления мировой экономики, еще лучше — +3,5% ВВП в 2019 году, +3,7% по итогам 2020 года и +3,8% в 2021 году.

Тем не менее есть и другие риски, которые, увы, не особо желают замечать наверху. 70% экспортируемых из Украины товаров — это различное сырье. Растительные масла, зерно (пшеница, кукуруза), продукция металлургической отрасли. Соответственно, если мировая экономика идет вниз — падает спрос на украинский экспорт, отчего страдают украинские производители и экономика в целом. В страну будет поступать меньше валюты, что, в свою очередь, спровоцирует падение курса гривны и инфляцию. В какой-то мере это будет компенсироваться притоком валюты от заробитчан (около $11 млрд только официальных переводов ожидается в 2019 году) и сектора IT (примерно та же сумма).

Но есть фактор искусственного укрепления гривны в 2019 году, из-за чего растет дисбаланс во внешней торговле. По итогам 12 месяцев дефицит внешней торговли (превышение импорта над экспортом) может приблизиться к $10 млрд, так как первые девять месяцев дали минус $7,1 млрд. При этом в четвертом квартале курс гривны укреплялся, темпы экспорта замедлялись, а импорта — ускорялись.

В розничных сетях уже появляются импортные продукты питания из таких товарных групп, в которых раньше безраздельно господствовала украинская продукция. А это внятный признак тяжелых диспропорций в экономике и предвестник будущей девальвации. После нынешних 24 грн/$ неизбежные 27-29 грн/$  могут вызвать неслабый дискомфорт. Единственное, что утешает, — мы к таким качелям уже почти привыкли. А банки толком кредитовать после кризиса 2014-2015 годов так и не начали: то, что лежит на боку, упасть не сможет.

Есть ли более жесткие сценарии? Да. Переход войны на Донбассе в совершенно горячую фазу, резкое ограничение потребления газа и других энергоресурсов — все это факторы, способные резко ухудшить ситуацию в украинской экономике по сравнению с тем, что будет в мировой экономике в целом. Ну а мировая экономика пуще всего боится эскалации торгового конфликта США — КНР, в меньшей мере — нового долгового кризиса.

Источник: korrespondent.net

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.