Нельзя превращаться в орков

27 Авг 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Не надо умножать боль, злобу и ненависть. С обеих сторон тысячи убитых и покалеченных. С обеих сторон горе. Я сам потерял нескольких друзей на этой войне. Люди с обеих сторон очень хотят мира. А будет ли этот мир, если начнется повальное сведение счетов?

Судя по комментариям к моему предыдущему очерку, немалое число людей либо просто не понимает написанного текста, либо свято верит в то, что в отношении к жестокому врагу допустима любая степень ответной жестокости. Пылая праведным гневом, они рассказывают про Донецк, про Горловку, про наших пленных…

Уж мне-то не надо это рассказывать. Я сам могу рассказать.

На эту войну я ездил три раза. Луганск, Красный Луч, Снежное, Дмитровка, Донецк, Ясиноватая, Пантелеймоновка, донецкий аэропорт. И насмотрелся, и наслушался всякого…

Так вот, у меня такое впечатление, что дай волю этим гневным товарищам, так они Киев напалмом спалят. А я, знаете ли, не хочу, чтобы они палили напалмом нашу древнюю русскую столицу. Подозреваю, что в своем порыве благородной ярости они бы и всю Украину западнее нынешней линии разграничения залили напалмом.

А что? Там же сплошные фашисты. Все, поголовно. Так их!

Очень хочется спросить этих людей: а чем же вы лучше, например, гражданки Тимошенко, которая, как мне помнится, очень хотела сбросить на Донбасс атомную бомбу? А давайте еще всех детей Украины загоним в подвалы, как гражданин Порошенко загнал детей Донбасса. Это ж дети фашистов, их не жалко, да?

А помните, как там у классика? «Гитлеры приходят и уходят». Если не помните, перечитайте приказ наркома обороны СССР № 55 от 23 февраля 1942 года. А еще советую перечитать замечательную статью «Товарищ Эренбург упрощает». Поверьте, очень актуально в свете текущих событий на Украине.

В своем первом очерке я рассказывал об одном эпизоде, имевшем место в донецком аэропорту в начале декабря прошлого года. Тогда бойцы батальона «Спарта» взяли старый терминал. Остатки гарнизона – несколько десятков бойцов ВСУ – укрылись в подвалах терминала. Им предлагали сдаться, но они отказались. Их пришлось уничтожить. Нам рассказали об этом «спартанцы», которые вечером того же дня зашли в гости к нам на позицию.

Сначала мы долго сидели молча, а потом пошел выплеск эмоций. Радость от взятия терминала была у всех, а вот радости от гибели этих людей в подвалах не было почти ни у кого. Один молодой парень, доброволец из России, начал горячиться – чего вы, мол, их жалеете? Так им и надо! Я ответил ему – такое впечатление, что ты приехал сюда просто как на сафари, в людей пострелять. А что, прикольно, да? А Фельдшер добавил: «Ты не понимаешь, эта война – трагедия, она разделила друзей и семьи, разрезала по живому, мы воюем с братьями».

Да, у нас была боевая злость. Здание шатало от взрывов, в стены шлепали пули, а мы нажимали на спуск, меняли магазины и снова нажимали, цедя сквозь зубы – ах вы собаки женского рода… Но и я, «российский оккупант», и Фельдшер, «сепаратист-террорист» из Полтавы – мы оба одинаково чувствовали боль этой гражданской войны. И мы не одни такие.

У проблемы участия в этой войне на нашей стороне любителей сафари и трофеев есть как моральный, так и вполне утилитарный аспект.

Начну с последнего. Война идет не только физически, в степях Донбасса. Она идет и на информационном фронте. С той стороны на нас льют потоки грязи, и любая наша ошибка – это подарок нашим врагам. А наши «заокеанские партнеры», курирующие процесс, съели на информационной войне уже не одну сотню собак. Фейки-то рано или поздно разоблачаются, а вот неприглядная правда остается. Поэтому все эти нацисты, мародеры, подвалы, отжимы и прочие прелести – это удар по Донбассу и по России. Если кто-то на нашей стороне этого не понимает, он либо дурак, либо, извините, враг.

Не надо думать, что гражданское население Донбасса поголовно ослепло и оглохло от обстрелов. Люди все прекрасно видят и слышат, и многие теряют веру в справедливость нашего дела. А этого нельзя допускать ни в коем случае.

Кроме того, вы не поверите, но есть еще и население подконтрольной Киеву территории. Как вы думаете, этим людям улыбается перспектива увидеть в своих городах таких вот «освободителей»? Очень рады будут семьи, потерявшие своих родных в АТО, воочию лицезреть «героев Новороссии», глумившихся над телами их мужей и сыновей?

Не надо умножать боль, злобу и ненависть. С обеих сторон уже многие тысячи убитых и покалеченных. С обеих сторон горе. Я сам потерял нескольких друзей на этой войне. Простые нормальные люди с обеих сторон очень хотят мира. А будет ли этот мир, если начнется повальное сведение счетов? Я понимаю, что до победы еще далеко, но думать об этих вещах надо сейчас. Как думал о них товарищ Сталин в феврале тяжелейшего сорок второго, когда впереди было еще три с лишним года мясорубки.

Это гражданская война. А разгребать кровавые завалы гражданских войн – очень тяжкий труд. У испанцев вот, например, до сих пор до конца не отболело, хотя уже более семидесяти лет прошло.

#{author}И еще о моральной стороне вопроса. Война – это очень жестокая штука. Но есть вещи, которые нельзя делать даже на войне. Просто для того, чтобы остаться человеком. Если, конечно, у тебя есть совесть. И не надо тыкать в ту сторону – а вот они, мол, что делают! А мы что, хотим превратиться в таких же орков, которые служат в «Азове» или «Торнадо»? Издевательства над пленными или радостные пляски на трупах – это недостойно, это позор для русского солдата.

Вы знаете, что воевать за правое дело в том нормальном смысле, который вкладывал в эти слова товарищ Молотов в своей речи 22 июня 1941 года, вообще очень нелегко? Груз моральной ответственности слишком велик, ибо непозволительно опускаться до уровня врага. И это притом что озвереть и оскотиниться на войне можно, при желании, очень легко и быстро.

Я помню, как женщины Донбасса провожали нас на боевые – обнимали, плакали, крестили. Они молились на нас. На орков молиться нельзя. А значит, нельзя превращаться в орков. Не измазаться в крови на войне невозможно в принципе. Таковы реалии войны. Главное, не вляпаться душою. Не отмоешься.

Послушайте хорошую песню Сергея Тимошенко «Мой друг уехал на войну». Там буквально в нескольких словах сказано все.

Святослав Голиков

Источник: topwar.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.