Остается ли шанс на мир на Донбассе?

5 Июн 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Война подкрадывалась медленно, но неотвратимо. Уже в день подписания вторых минских соглашений подавляющее число обозревателей по обе линии фронта говорили в кулуарах: «это не мир, это перемирие на…». Не прошло и полгода, а от перемирия не осталось и следа. Вернее, последний пункт этого перемирия, который еще хоть как-то соблюдался (отвод тяжелой техники), был нарушен.

Резкое обострение ситуации на фронте, которое произошло в первые летние дни, отнюдь не случайно. Минские соглашения для Европы и России были не просто соглашением об отводе техники и заморозке конфликта, а планом мирного урегулирования. Но иначе понимали это в США и, соответственно, в Киеве. Для соблюдения интересов Вашингтона, Украина должна быть постоянной точкой напряжения между Европой и Россией. А раз так, то мира быть не могло. Только перемирие до… И это «до» наступило 3 июня. 

Война — это тоже политика, только другими методами. То, что не удалось решить за столом переговоров, часто решают солдаты в окопах. Бои 3 июня стали неким Рубиконом, к которому шли долго. Уже в апреле было понятно, что перемирие исподтишка не соблюдается. Опять полетели снаряды на города, опять пошли диверсионно-разведывательные группы  прощупывать противника, а затем начались и бои. Сначала малой интенсивности.

Но по мере роста «зеленки» и отсутствия реакции на мелкие «шалости» накал боев нарастал. Росла и их география. Вначале это было Широкино. Затем «подключились» Балканы Донбасса – Бахмутка (зимняя кампания началась именно здесь). А уже к середине мая в сводках звучали знакомые города: Донецк, Горловка, Докучаевск…

Последним шансом хотя бы не на мир, а на долгое перемирие, были попытки во второй декаде мая решить ситуацию «полюбовно». Все началось 10 мая с визита канцлера Германии Ангелы Меркель в Москву. Но все иллюзии окончились в двадцатых числах, когда Европа, Киев, США начали делать громкие и жесткие заявления, а также предпринимать действия (блокада Приднестровья и Донбасса).

Выполнение Минска-2, по словам известного украинского политика Анатолия Гриценко, это фактическая федерализация Украины по плану президента Владимира Путина, а значит, и его победа. Поэтому для Киева это неприемлемо.

Более того, предложенный вариант Конституции, который должен быть направлен в «Венецианскую комиссию» в первых числах июня (то есть в настоящий момент) и одобрен до 15 июля, не содержал разделов об особом статусе Донбасса в транскрипции Минска-2.

Все чаще Европа стала упрекать Киев. Было очевидно, что Порошенко-Яценюк не собираются выполнять минских договоренностей. Это стало угрожающей тенденцией. И закономерным результатом этого стало то, что на Горловку и Донецк полетели снаряды, а параллельно власти Украины  объявили блокаду Приднестровью.

Теперь было лишь вопросом времени, у кого и когда не выдержат нервы. Не выдержали они 2-3 июня. В районе города Марьинка бои приняли встречный характер. Хронология этих событий подробно изложена мною чуть раньше. Здесь бы я хотел акцентировать внимание на основных этапах противостояния и изложить некоторые обстоятельства.

Этапы.

Обстрелы городов Донбасса. Что это, если не провокация? С конца апреля один обстрел следовал за другим, а  с середины мая интенсивность их резко усиливалась. Вновь стали гибнуть мирные граждане.

То, что это Киев, в Горловке не сомневается никто. Знаете, почему это до сих пор один из самых проДНРовских городов? Там каждое четвертое здание либо разрушено, либо повреждено в эту войну. Странно, что десятки тысяч пострадавших все как один видят, откуда летят снаряды, а кроме них никто. Но я сейчас не об этом.

Руководство ДНР, конечно, могло бы сидеть и делать вид, что ничего не происходит и … терять доверие и поддержку. Принуждение вражеских батарей к молчанию однозначно было бы расценено как нарушение Минска-2. Но уже не со стороны Киева, и это полностью устраивало хунту.

Кстати, аналогичный план осуществляется и по отношению к Приднестровью. Объявление плотной блокады со стороны Киева именно сейчас, вызвавшее много вопросов у простых людей, хорошо узнается по почерку. Данные действия должны вызвать противодействие, которое будет расценено … как агрессия. И затем уже никто не будет разбираться,  «кто первый начал».

 Таким образом, бои в районе Донецка были запрограммированы нежеланием соблюдать взятые на себя обязательства и нежеланием за это отвечать.

Обстоятельства.

Сейчас только «слепые» США и Киев не видят очевидных фактов. Бои начинаются именно там, где есть так называемые добровольческие части (ДУК «Правый сектор») и спецподразделения МВД («Азов», «Киев-1»). Причем в последние дни стало очевидным, что вливание некоторых «добровольческих» отрядов в ряды ВСУ/НГ было осуществлено только на бумаге (и то не факт). Тот же ДУК «Правый сектор» сохранил свою структуру, комплектование, командование.

Кстати, на днях «волонтеры», помогающие «Правому сектору», подняли в сети настоящую бурю, обвинив командира 28-й бригады Лещинского (которая выдержала на себе основную тяжесть боев в Марьинке 3 июня) в предательстве. Он запретил пропускать для их группировки боеприпасы, еду, воду, требуя покинуть фронт и, соответственно, прекратить провоцировать ВСН (иначе зачем подвозить НОВЫЕ боеприпасы). Это было в Песках (Донецкая область) в конце мая.

Что мы имеем? «Азов» — Широкино, ДУК «Правый сектор» — Пески, «Киев-1» — Марьинка. Причем та же 28-я бригада вынуждена была воевать на два фронта: сначала против своих союзников из «Правого сектора» и «Киева-1», которым очень хотелось «повоевать», а потом и с ополчением, которому это надоело. Интересно, правда?

И чего это армейцы ненавидят разного рода «добровольцев»?

Кстати, именно по Марьинке и именно по «Правому сектору» и «Киеву-1» зимой и весной было много вопросов. Мои источники, которые разглашать я пока не буду, говорили о неоднократных перестрелках между «союзниками» (армейцами и «добровольцами»). Иногда и с применением артиллерии.

Собственно, 3 июня не стало каким-то исключением. Бои были не только в Марьинке. Север Донецка получил свою порцию «подарков». В ответ Пески было плотно «накрыты». В Широкино опять стреляли. На Бахмутке тоже. Просто 3 июня войска хунты пропустили атаку ВСН, а все остальное стало лишь следствием… 

«Все остальное» — это 14 убитых и 86 раненых бойцов со стороны ополчения. 5 убитых и 24 раненых мирных граждан и пока еще неизвестное число потерь со стороны ВСУ/НГ. Свои потери хунта, как обычно, скрывает.

Интересная статистика, даже УАЗики посчитал. Но только за вчерашний вечер и ночь в Днепропетровск и Харьковский госпиталь из-под Марьинки прибыло 47 тяжелых и средних раненых. И Харьков сообщает, что это еще не все. Легких пока еще никто не считал, как, собственно, и убитых. Не любит хунта считать своих убитых (читай, пропадут без вести).

П.С.  Кстати, впервые совпали данные Киева и ДНР по поводу потерь ополчения. Достойно уважения то, что ДНР честна перед своими. 

Источник: politrussia.com

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.