Переформатирование Ближнего Востока продолжится

22 Янв 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Израиль вновь заявил о поддержке курдов в вопросе создания ими своего государства на Ближнем Востоке. Министр юстиции страны Аейлет Шакед призвала международное сообщество признать право разделённого народа на государство, которое бы граничило с Турцией и Ираком. Как можно понять, ядром независимого Курдистана, по версии израильской стороны, должно стать региональное правительство курдов на севере Ирака. От него будущий Курдистан начнёт прирастать в собственных территориальных пределах соизмеримо волеизъявлению курдских анклавов в Турции, Сирии и, возможно, в Иране. Примечательно упоминание главой израильского Минюста «пограничного» состояния Курдистана с Турцией, что приоткрывает ответ на следующий вопрос — почему Тель-Авив напомнил о курдах именно сейчас?

Однако прежде немного предыстории. Ещё до системной дестабилизации Ближнего Востока, появления в регионе спровоцированного Соединёнными Штатами феномена под названием «арабская весна», Израиль не столь откровенно, но склонялся к необходимости признания права курдов на построение собственной государственности. Уверенности в отстаивании этой позиции у израильтян прибавилось после мая 2010 года, с которого ведётся отсчёт масштабного кризиса в отношениях между Тель-Авивом и Анкарой. С тех пор израильское правительство возвышало голос в пользу суверенного Курдистана всякий раз, когда требовалось приструнить возомнившие из себя турецкие власти. Данный тренд отчётливо присутствовал, к примеру, на пике сползания Ближнего Востока в «объятия» тотальной террористической угрозы, появления в Сирии и Ираке самопровозглашённого «халифата» джихадистов — «Исламского государства».

В июне 2014 года, после падения в Ираке Мосула и прямой угрозы захвата боевиками ИГ Багдада, в Эрбиле, столице Иракского Курдистана, выразили решимость запустить процесс международно-правового оформления своей де-факто государственности. Президент Курдистана Масуд Барзани распорядился приступить к формированию независимой избирательной комиссии. Новая структура потребовалась автономному региону для подготовки к проведению референдума о независимости.

Не в последнюю очередь иракские курды решились идти дорогой де-юре фиксации государственной независимости, имея перед собой палитру мнений влиятельных ближневосточных сил. Среди них оказался и Израиль. Премьер-министр страныБиньямин Нетаньяху 29 июня 2014 года заявил о целесообразности создания независимого Курдистана. Важно отметить, что мнение израильского премьера было озвучено в один день с провозглашением лидером ИГ Абу Бакром аль-Багдадигосударства «Исламский халифат».

Чуть позже о создании независимого Курдистана как о «свершившемся факте» (fait accompli) высказался и глава МИД Израиля Авигдор Либерман. Также примечательно, что смелые заявления Нетаньяху и не менее смелые формулировки министра Либермана последовали спустя несколько дней, как из Иракского Курдистана через турецкий порт Джейхан танкером в Израиль 20 июня 2014 года была поставлена первая партия нефти. Но отнюдь не столько в нефти израильский интерес лицезреть Курдистан суверенным государственным образованием. С лета 2014-го «чёрное золото» только и делало, что падало в цене. И в этом плане нефтяной фактор курдской государственности заметно потерял для израильтян в привлекательности. Впрочем, изменение нефтяных потоков в бедный на природные ресурсы Израиль всё же произошло. Год спустя с первой поставки топлива из Курдистана, то есть к лету 2015-го, около 75% нефти Израиль стал получать именно с контролируемых курдами нефтяных месторождений на севере Ирака. А ведь прежде его нефтяной баланс формировался с опорой на импорт энергоресурса из Азербайджана, Казахстана и России.

Ныне преобладающий интерес Тель-Авива в акцентировании вопроса создания государства курдов практически полностью выражается в геополитическом контексте, оставляя в стороне сугубо экономические выгоды ведения прямых торговых дел с Эрбилем. На кону преодоление многолетнего кризиса в отношениях с Турцией, к чему последняя, очутившись в крайне незавидном положении, стала проявлять особый настрой. Серия конфиденциальных встреч турецких и израильских дипломатов при негласном посредничестве США, состоявшаяся после известного инцидента с паромом Mavi Marmara в Восточном Средиземноморье, продвинула бывших тесных партнёров на Ближнем Востоке к отметке двустороннего урегулирования. Одна из таких встреч состоялась в начале декабря 2015 года в Швейцарии. По её итогам стороны пришли к обоюдному пониманию необходимости преодоления остающихся разногласий.

Израильское руководство извинилось за действия своего спецназа 31 мая 2010 года, повлекшие гибель турецких граждан, а также согласилось на формирование фонда средств, из которого будут выплачены компенсации. Неудовлетворённым осталось лишь одно условие Анкары — неограниченный допуск турецкой «гуманитарной помощи» в палестинский анклав, сектор Газа. Если Тель-Авив пойдёт на встречу требованиям турецких властей и в этом вопросе, израильская блокада палестинского движения ХАМАС в Газе будет обрушена, а сам баланс сил в этой потенциально «горячей» точке Ближнего Востока может претерпеть качественные изменения.

Израиль «вспомнил» про Курдистан не просто так. Если турки с таким рвением отстаивают права разделённого палестинского народа, добиваясь, помимо прочего, снятия с Газы морской блокады, то почему израильтяне не могут ответить в том же духе, уже на примере курдов? Ведь они так же разделены многими государственными границами Ближнего Востока, реальность которых вызывает большие сомнения. При каждом педалировании турками вопроса ущемлённых в правах палестинцев, израильтяне будут отвечать им указанием на курдов. Представители этого автохтонного этноса Ближнего Востока в той же Турции подвергаются массовым репрессиям. Анкара с турецкими курдами ныне воюет на юго-востоке страны. При этом, рубя на корню любые поползновения собственных граждан курдского происхождения на автономию, обрушив на них армию и полицию, политический режимРеджепа Тайипа Эрдогана примеряет на себе роль яростного защитника палестинцев. В Тель-Авиве резонно рассудили, что пыл турецкого лидера и его команды следует каждый раз остужать, в том числе и поднятием вопроса законных прав курдов.

О государственности курдов Турции в Израиле вопрос пока даже близко не ставят. Но ни для кого не секрет, что с появлением перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке флага Курдистана разделённый несколькими границами народ обретёт новые силы. Будь то курды Ирака, Турции, Сирии или Ирана.

Здесь можно отметить ещё один интерес Израиля помимо внесения в его текущие переговоры с Турцией курдского компонента. Иран заботит Еврейское государство куда больше, чем в целом находящаяся в лоне евроатлантизма Турция. Реализация ядерной сделки Ирана с США и другими мировыми державами стартовала, Тегеран стал выводиться из-под санкций. Перед Израилем забрезжила перспектива смычки интересов США и Ирана на Ближнем Востоке, для недопущения которой в ход могут пойти все ресурсы воздействия. Сейчас Тель-Авив стал с особой настойчивостью продвигать мысль об опасности для региона и мира в целом ракетной программы Ирана. В оборот уже достаточно длительное время израильтянами запущен и такой аргумент, как «иранский экспансионизм» на Ближнем Востоке, который тревожит не только Тель-Авив, но и многие арабские режимы, особенно в зоне Персидского залива.

Лидеры израильской оппозиции говорят, что «если уж мы упустили возможность повлиять на содержание ядерной сделки и предотвратить её, то теперь главное не упустить возможности повлиять на последствия соглашения». Это слова бывшего главы МИД Израиля, а ныне одного из руководителей оппозиционного блока «Сионистский лагерь», самой узнаваемой в стране женщины-политика Ципи Ливни. Очевидно, под этими словами готовы подписаться если не все, то большая часть членов кабинета министров Нетаньяху. Таким образом, в Израиле крепнет консенсус внутриполитических сил о необходимости сдерживания Ирана всеми силами и подручными средствами.

От Израиля в ближайшие годы потребуются дополнительные усилия для ослабления шиитской державы изнутри. Для этих целей может пригодиться тот же курдский вопрос. Иранские курды наименее активны в политическом плане, если сравнивать их с соплеменниками в Ираке, Сирии и Турции. Однако и они могут «встрепенуться», если их собратья в Ираке достигнут своей стратегической цели. В последние годы практически ничего не слышно об объявленной в Иране террористической местной курдской организации, действовавшей на северо-западе страны, — «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK). Не исключено, что израильские реляции о необходимости предоставления курдам независимости пускают искру «сепаратизма» и на Иран.

Глава Минюста Израиля Шакед объяснила свой призыв к международному сообществу чтить право курдов на государство крушением «привычных национальных государств, которое происходит повсеместно на Ближнем Востоке». По логике Еврейского государства, если такие силы, как Турция и Иран, добиваются создания Палестины, то процесс переформатирования региона должны почувствовать на себе и Анкара, и Тегеран, а не только Тель-Авив. А лучшего «драйвера» такого переформатирования, после заданных «арабской весной» первых дезинтеграционных импульсов, чем курдский фактор, просто нет.

Источник: eadaily.com

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.