Первый в России салон красоты для инвалидов, и кто его открыл

21 Апр 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Студентка-отличница стала жертвой пьяного водителя маршрутки и осталась прикована к инвалидной коляске. Но нашла в себе силы, чтобы помогать другим.  

31 декабря 2006 года в жизни Мадины Ахильговой началась совсем не сказка. Предвкушение праздника, Санкт-Петербург, остановка – и вдруг в скопление людей врезается маршрутка, которая сразу же скрывается. Как выяснилось, за рулем был пьяный водитель. В результате восемь пострадавших. Одна девочка умерла, еще шесть человек получили травмы, а 24-летняя студентка Военно-медицинской Академии имени С.М. Кирова, шедшая на красный диплом по специальности пластическая хирургия и ожидавшая двухлетней стажировки в Лондоне, осталась в инвалидном кресле. Гордость семьи, красавица Мадина полгода провела в коме. Затем ее отец, профессор физики из университета Назрани, умирает, увидев дочь инвалидом в ее день рождения, 22 июня. Вскоре погибают мать, врач-педиатр и сестра.

Многие люди, оказавшись в подобной ситуации, просто сломались бы, так сначала произошло и с Мадиной. Однако ее жизнь резко изменилась – благодаря поддержке семьи (благо, у нее есть еще семь братьев и сестер), талантам и благодаря фонду «Живой», специализирующемуся на помощи людям от 18 до 60 лет – той категории, которой по статистике благотворители помогают наименее охотно.

ВОСПОМИНАНИЯ ИЗ КОМЫ

– Я шесть месяцев была в коме, случайно пришла в себя. Первое, что я увидела, когда открыла глаза, – это была кошка. Я лежала на первом этаже, у нас постоянно открывали окна, и уличная кошка через окно забегала. Медсестры мне потом рассказали, что она постоянно ко мне лазила на кровать. Я лежу и чувствую, что-то колет – открыла один глаз (на второй сил не было) и вижу – кошка. Она начинает тереться о мое лицо. У меня нет сил руку поднять, чтобы ее прогнать. Отворачиваюсь – она с этой стороны, поворачиваю голову в другую сторону – она уже там. Говорили, что эта кошка почему-то сразу шла на мою кровать, спала прямо на гипсе правой ноги, и сотрудники даже ее выгонять перестали. Потом, представляете, когда я выписалась, эта кошка пропала. У меня брат хотел ее забрать, но мы не смогли ее найти.

«Я и до аварии была спокойная, но сейчас я более чувствительна к проблемам людей. Если бы не авария, я бы никогда не поняла, сколько в мире несчастных людей, сколько больных в колясках. Я на все взглянула по-другому. Чтобы любую проблему понять, через нее нужно пройти».

У меня была такая кома, что я иногда то «приходила», то «уходила», но у меня не было сил ни пошевелиться, ни глаза открыть. Я помню даже разговоры медсестер в палате, что «зря ее родные так крутятся возле нее», что «она все равно никогда не встанет на ноги».

Однажды я видела такой сон: мы с отцом сидим на траве, справа водопад. И папа мне говорит: посмотри вот сюда. Я смотрю – с правой стороны стоит Иисус Христов во весь рост, а слева – пророк Мухаммед. А мы с папой посередине. И я спрашиваю: пап, как это – Христос и наш пророк вместе? Папа сказал, что ты еще не определилась в своей вере, тебя и туда тянет, и туда. И это на самом деле так, хотя я мусульманка. И пока я смотрела на Иисуса Христа, появился такой тоннель из света. Ты летишь-летишь, такое чувство, что вот-вот окажешься где-то в другом месте, но этот свет не заканчивается. Ты летишь бесконечно в этом ярком свете.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Как «особенным детям» помогают зеркальный шкаф и кроличья нора

Еще мне постоянно снилось, как я бегаю по траве. До сих пор вспоминаю, настолько это было красиво – тут ромашка растет, там тюльпан, с этой стороны роза. И ты любуешься тем, на что не обращал внимание, когда был здоровым. Я гладила эти цветы, смотрела на траву и говорила – надо же, какая ты красивая, какая зеленая… В коме на все смотришь по-другому.

ПЕРВЫЙ В РОССИИ САЛОН КРАСОТЫ ДЛЯ ИНВАЛИДОВ

Первым проектом, которым занялась Мадина, переступив через несколько лет затворничества после комы, стал салон красоты для инвалидов в родной Назрани.

«Идеи проектов рождаются из жизни. Людям с ограниченными возможностями все недоступно – и больницы, и кинотеатры, и поликлиники, и аптеки. Можно взять любую отрасль и начать работать».

– Идея открыть салон красоты родилась, когда я сама столкнулась с этой проблемой. Мне нужно было срочно выехать на международный конкурс красоты, где я принимала участие как дизайнер, и я не смогла попасть ни в один салон Назрани. Я написала проект и отправила его на Всероссийский форум, который проходил в Пятигорске, выиграла грант и открыла салон красоты для людей с ограниченными возможностями. В нем нет никаких порожков, широкие дверные разъемы, все соответствует стандартам для инвалидов. Салон стал настолько востребованным, что к нам пошли и здоровые люди. Теперь он один из лучших в городе. Причем после получения услуг люди не хотят уходить, могут часами сидеть и общаться. Называется салон «Амина», в честь моей сестры.

Вначале сильно помогли местные предприниматели, которые оплатили установку пандуса с улицы и покупку специальной мебели, которая регулируется с помощью пульта с учетом возможностей конкретного человека. Например, мойка для головы подстраивается под высоту инвалидного кресла, также как стулья и косметологическое кресло. Для инвалидов все услуги в салоне бесплатны, а существует он за счет здоровых людей, которым нравится ходить именно в этот салон.

По словам Мадины, ей не раз поступали предложения открыть подобные салоны в других городах, ее подруга даже пыталась реализовать такую инициативу в Москве, но не нашла поддержки. Возможно, считает, Мадина, дело в кавказском менталитете.

– Любая идея на Кавказе подхватывается, лишь бы инвалидам было легче, – говорит девушка с очень красивыми и грустными глазами. – В плане доступной среды в Москве чуть получше, а в плане отношения к больным лучше у нас – нам сочувствуют, нас везде пропускают, везде любят.

ПРОЕКТ ДНЕВНОГО СТАЦИОНАРА С КАБИНЕТОМ УЗИ ДЛЯ ИНВАЛИДОВ

Новая цель Мадины – открыть в Назрани дневной стационар с кабинетом ультразвуковой диагностики для людей с ограниченными возможностями. Проект она защитила и получила грант, но денег пока что хватило только на помещение и ремонт. Теперь приходится искать деньги, чтобы купить специальные кровати – одна штука стоит от 20 тысяч рублей.

– Больницы недоступны для инвалидов, в Назрани у нас нет отдельных палат, невозможно зайти в санузел. Поэтому я решила открыть такой стационар, куда приходит инвалид со своим назначением и вечером может уйти спокойно домой. По плану там будут работать волонтеры, врачи, медсестры – такой медцентр, – поясняет она.

ТАЛАНТ ДИЗАЙНЕРА И КОНТРАКТ В ДЮССЕЛЬДОРФЕ

Один из талантов Мадины – шитье. В 2012 году она участвовала в международном конкурсе по пошиву одежды для инвалидов, который проходил в Москве, и выиграла второе место. На второй тур она отправилась в Дюссельдорф, где заработала четвертое место...

– Но организаторам проекта больше понравились мои наряды, и они заключили со мной контракт. Так что четвертое место мне принесло больше успеха, чем первое бы принесло. Я заключила контракт с кинокомпанией и теперь, когда нужны мои услуги, я делаю эскизы. Иногда это исторические костюмы – очень сложно, но приходится оставить все свои дела и заниматься этим. Кстати, в конце конкурса девочка-децепешница вышла в моем свадебном платье, это был наш национальный свадебный костюм, и с этой же выставки мы его продали за 400 тысяч. Все эти деньги мы вложили в салон красоты и медицинский центр. Было такое ощущение, что нам бог помогает, потому мы как раз не могли оплатить услуги дизайнера, и в мы тут же этот вопрос закрыли.

Я всегда шила, как и моя мама. Если у нас был конкурс какой-то в академии, я могла до двух до трех ночи досидеть и на конкурс шла в новом платье. И для преподавателей шила, и для сокурсниц. В магазине я смотрю на материал и точно знаю, что из него можно сшить и как это будет смотреться. Все думали, что я буду дизайнером, но я знала, что это не мое, просто один из талантов. Я еще пишу стихи, песни, книги, но этим тоже занималась и до аварии. Основная моя работа – в координационном совете при правительстве по делам инвалидов.

ФОНД «ЖИВОЙ» И ВОЗМОЖНОСТЬ ВСТАТЬ НА НОГИ

«Самая большая наша проблема в том, что, когда мы попадаем в беду, мы сидим дома, потому что некому нам подсказать. Получается, что мы теряем годы. Если бы я повстречала Викторию раньше, думаю, что я смогла бы даже встать на костыли. Но когда ты садишься в коляску, ты уверен, что уже никогда с нее не встанешь».

– У меня был период в жизни, когда я потеряла маму. Мама была единственным человеком, который всегда меня вдохновлял, толкал меня вперед, и благодаря ей я вообще чего-то добилась. Я не видела никакого выхода на тот момент, была в депрессии. Однажды просто вышла в интернет и увидела ссылку на фонд. Писать я им не стала – прошлась по страничке, посмотрела, как они людям помогают. Потом меня пригласили в Москву на передачу, и там я познакомилась с директором фонда Викторией Агаджановой. Я была участницей программы, а она была приглашена как гость. Мы начали общаться, и я рассказала ей свою историю. Она мне помогла приехать в центр «Преодоление» на реабилитацию в 2016 году. Я приехала и настолько была удивлена, что все мои проблемы чуть-чуть ушли на задний план и я даже чуть-чуть стала чувствовать ноги. Я мечтала вернуться сюда.

Снова обращаться было стыдно, потому что больных людей много, но я собралась с силами и попросила, и мне снова улыбнулась удача, я снова приехала в клинику «Преодоление». Это, конечно, очень дорого для иногородних – для москвичей департамент оплачивает. Цена зависит от длительности лечения, в прошлом году у меня за три недели вышло 375 тысяч, а в этом году подорожало на 150 тысяч. Тут профессиональные массажисты, инструкторы, у каждого индивидуальная программа по твоей болезни. Занимаются долго, часами. За семь лет, которые я сижу, это мое первое такое лечение.

Здесь духовно отдыхаешь. Я не думала, когда села в коляску, что есть что-то, что может заставить меня забыть про болезнь. Оказывается, есть. Например, меня позвали в театр на спектакль «Граф Монте-Кристо». Я до этого ни разу не была в театре, и я настолько ушла в происходящее на сцене, что забыла про все. Когда зрители встали и начали хлопать, я тоже чуть не встала! Я два часа не чувствовала болей в ногах. У нас бывают выходы в театр, кино, прогулки по городу, сюда артисты приезжают (в день нашего приезда в «Преодолении» давала концерт группа «Чичерина», – Прим. ред.). Организует все клиника, а фонд оплачивает. К тому же Виктория меня навещает и никогда не дает упасть духом. Она и совет даст, и всегда найдет время пообщаться.

Я свои снимки отправляла в Германию, они говорят, что я могу встать хотя бы на костыли. Но для этого нужна дорогая операция, стоит около 140 тысяч долларов. Поэтому я даже не стала никому об этом говорить. У нас семья беженцев с Владикавказа, мы вынуждены были переехать в Назрань в результате осетино-ингушского конфликта. Все имущество там осталось, поэтому братья и сестры не могут мне помочь в этом. Практически все снимают жилье. Я и сюда приехать-то не надеялась.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Реальное волшебство: кто собирает подарки в дома престарелых

У меня был такой случай, я три года уже сидела в коляске, и мне брат говорит: встань. Я говорю – если бы я могла ходить, я бы не сидела. Он говорит: встань. И я встала, у меня в коленях была сила! Они с сестрой подхватили меня под руки, и я сама прошла до двери и обратно, а когда возвращалась, на середине пропали силы, – хотя может Мадина и поддать черного юморку, когда речь заходит о родителях и покойной сестре, еле держится, чтобы не заплакать. – Это было так неожиданно, что верхнюю часть чуть не парализовало от удивления.

Мария Аль-Сальхани

Источник: mir24.tv

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.