Почему Путин больше не нападет

24 Июл 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Ну как минимум потому, что он уже напал. А если серьёзно — формула "А то Путин нападёт" стала настолько распространённым элементом троллинга "порохоботов" со стороны "зрадофилов", что иногда они и сами грешат верой в возможность новой агрессии Кремля. Безусловно, вероятность широкомасштабного вторжения России всегда отлична от нуля, но всё же явно недостаточна, чтобы размахивать ею на всех углах. Можете поверить на слово, а можете дочитать до конца.

Начнём с того общеизвестного утверждения, что в России политики нет, зато есть Путин и путинизм. И как следствие — в России не нужна политология, её с успехом заменяют психология толп и психиатрия тиранов. Ну так вот, чисто по внутреннему складу Путин — не военачальник, а чекист. Ну не вдохновляют его ни Бородино, ни Курская дуга. Объективно его идеал — советские операции 1960–1980-х в Африке и Азии и всякого рода "шпионские игры", пишет Сергей Громенко для Петр и Мазепа. Доказательства? Да пожалуйста! Со стратегической точки зрения обе Чеченские войны были идентичны: регулярная российская армия противостояла полурегулярному ополчению, не очень регулярным партизанам и совсем нерегулярным террористам. И в обоих случаях за счёт неизмеримого преимущества в силе и технике победу одерживали "федералы" (опустим политические итоги и то, кто там кому сегодня платит дань, сосредоточимся на военных аспектах). Но если первая ("Ельцинская") кампания запомнилась массированными атаками бронетехники на города с вполне закономерным итогом, то вторая ("Путинская") велась совершенно по-другому. Во-первых, в её начале (сентябрь 1999 года) известно кем были организованы масштабные провокации — взрывы в российских городах. Во-вторых, активно использовалась тактика раскола чеченского сопротивления с переманиванием целых кланов на сторону Москвы.

Читайте:Остапа понесло?

Практически ту же картину мы видим в нашем случае. Что аннексия Крыма, что вторжение на Донбасс начинались с "народных выступлений", поддерживаемых силами специального назначения. Крыму хватило. Если этого оказывалось недостаточно (на Донбассе), в ход шли прямые поставки оружия и "добровольцев". И если уж и это не помогало, тогда вводились целые подразделения "отпускников". Но что примечательно — как только спецоперация по "возмущению народных масс" срывалась в самом начале (Харьков и Одесса), больше никаких действий Кремль не предпринимал.

Кстати, в рамках психологии чекистских действий отлично объясняется феномен "ихтамнетов". Как должно быть известно любому школьнику, смотревшему шпионские фильмы, от провалившегося агента его родная контора обязательно открещивалась. Ну а сам разведчик должен был уйти в глухую "несознанку". Именно поэтому весной 2014 года Путин и Шойгу так упорно твердили, что форму "зелёных человечков" можно было купить в любом военторге — они заранее готовились слить дело в случае провала. И лишь после того, как аннексия стала свершившимся фактом, маски были сброшены и вещи названы своими именами — сначала робко ("мы помогали самообороне"), а потом искренне ("мы всё сделали сами"). Ну а поскольку никакого окончательного решения донбасского вопроса в Кремле нет, песенка про "ихтамнет" будет звучать снова и снова, какие бы доказательства не приводила Украина.

Так что без масштабной провокации и очередных "народных выступлений" полномасштабная агрессия (под которой я понимаю любые действия, выходящие за пределы захвата "сухопутного моста" из Донбасса в Крым) не начнётся. А купировать всякие "Бессарабские народные республики" мы вроде уже должны были научиться.

Второй аргумент — сугубо военный. На сегодня Донбасс контролируют более 35 тыс. человек, из которых 3–5 тыс. — россияне, остальные — местные. Этого хватает для удержания позиций, но вряд ли достаточно для "большой" войны. А поскольку количество мобилизованных местных практически достигло своего предела (можно хватать пацанов на улицах, но толку-то?), агрессия будет возможной только за счёт российских солдат. Для сценария "сухопутный мост" нужны будут дополнительно 26–36 тыс. бойцов вторжения + ещё столько же для создания оккупационного режима = 50–70 тыс. человек, и это, пожалуй, максимум для России. Бросок на Одессу потребует 120 тыс. солдат, захват всего Левобережья — 260 тыс. На бумаге, конечно, эти люди у Кремля есть, а вот как оно в реальности — вопрос открытый.

Судите сами, для захвата Крыма нужно было собрать лучших из лучших, у кого бы рука не дрогнула стрелять в украинцев. Но при этом ведь ещё требовалось создавать картинку "самодеятельности" местного населения, что должно было исключить посылку на полуостров кавказцев и якутов. Однако на всю Россию-матушку не набралось достаточно славянского спецназа, и уже в первую неделю оккупации мир облетели фотки "бурятских крымчан" в пиксельном камуфляже.

Читайте:Короткая память Кремля

Официально считается, что в России — 1 млн военнослужащих, а с учётом признанного Шойгу 8% недобора — 920 тыс. Но из них годятся для войны лишь 390 тыс. в сухопутных войсках и 35 тыс. десантников (лётчики и моряки, конечно, тоже могут поучаствовать, но их доля в составе оккупационного контингента пренебрежимо мала). Может ли Россия позволить себе сосредоточить от трети до половины своих бойцов в одном месте? Выйти из Центральной Азии? Оставить Кавказ? Оголить границы с Китаем? Свернуть группировку в Калининграде? И это мы ещё не учитываем, что примерно 30% рядового и сержантского состава — призывники, малопригодные к ведению регулярных боевых действий. Да и вообще, есть небезосновательное мнение, что до 20% российской армии существует только на бумаге — до такого предела доходит разница в отчётах различных ведомств о численности ВС РФ.

Короче говоря, даже без учёта сопротивления ВСУ и возможных международных последствий, исходя лишь из внутреннего состояния российской армии, мы можем сделать вывод, что сил для по-настоящему "большой войны" у Кремля нет. Взять Мариуполь он ещё может попробовать, Киев — вряд ли. И пока на нашей восточной границе сосредоточено 50 тыс. российских солдат, повода для паники нет. Будет 100 тыс. — будем говорить.

В общем, на сегодняшний день для полномасштабного российского вторжения в Украину предпосылки есть, а возможностей нет. Ключевыми элементами подготовки агрессии являются: а) крупная спецоперация внутри нашей страны (диверсии, теракты, "народные бунты", провокации в духе МН17); б) сосредоточение на границе не менее 100 тыс. российских солдат. До тех пор, пока оба условия не выполнены, давайте спать спокойно — Путин не нападёт.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, следите за обновлениями!

Автор:

Источник: obozrevatel.com

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.