Салон в себе. Впечатления от МАКС-2015

31 Авг 2015 | Автор: | Комментариев нет »

В подмосковном Жуковском завершился двенадцатый Международный авиакосмический салон МАКС. Крупнейший российский авиационный форум традиционно собрал множество участников и посетителей, невзирая на политический и экономический кризис, однако его модель нуждается если не в пересмотре, то в серьезной корректировке.

МАКС неприкаянный

Многие заметили, что авиасалон прошел достаточно скромно. Дело не только в отсутствии крупных премьер или громких якорных сделок, вроде заказов Минобороны на истребители АХК «Сухой» в 2009 году или конвейерного контрактования «Суперджетов» и МС-21 в 2011 году. В первую очередь бросалась в глаза некоторая скупость экспозиций, не миновавшая даже признанных отраслевых титанов.

И дело здесь не в санкциях. Как раз западный бизнес вел себя на выставке совершенно спокойно, порой (как французы, например) — откровенно вызывающе. Как будто не было никаких санкций, никакой «новой холодной войны». Все это оставалось где-то в телевизорах, а на форуме решались чисто деловые вопросы. В конце концов, когда Pratt & Whitney занимает половину своего стенда гигантским изображением российского авиалайнера МС-21, это не требует дополнительных пояснений.

Но некоторой скудости салона есть одно чисто внутреннее объяснение, помимо не лучшего состояния экономики страны.

Желание руководства Минобороны собрать все мероприятия и военные музейные экспозиции в одном месте (в парке «Патриот») не могло не повлиять на выставочные планы промышленности.

Специалисты отмечали, что «Армия-2015», помимо выполнения пропагандистско-развлекательных функций, действительно может стать хорошим рабочим форумом производителей и военных. Закрытым, естественно. Такие площадки необходимы, нужно лишь понять, как их сбалансировать с открытыми мероприятиями. Пока получается не очень.

В целом МАКС-2015 только подтвердил тенденцию, зародившуюся еще на салоне 2009 года и в полной мере проявившуюся в 2011 и 2013 годах. Резкий рост оборонных расходов государства в первые годы действий «Госпрограммы вооружения-2020» полностью изменил систему приоритетов промышленности. Получившие большой объем гособоронзаказа предприятия и холдинги сосредоточились на освоении этих средств и модернизации производства.

Когда они отоспятся после сытного обеда и опять включатся в маркетинг, сказать трудно. Обед пока не только не идет к концу, наоборот — крупнейшие траты Госпрограммы стартуют именно с 2015 года: массовый серийный выпуск образцов техники, разработанной или доведенной из имевшихся прототипов в первые пять лет, будет сочетаться с щедрым финансированием НИОКР по перспективным образцам следующего поколения.

В какой степени в этих условиях промышленность заинтересована в публичном маркетинге, в том числе в крупных отраслевых выставках — вопрос открытый. Ранее сильным мотиватором были попытки втолкаться в тесный вагон военных НИОКР (не прекращавшихся с 1990-х, но финансировавшихся адресно, крайне скупо и зачастую волюнтаристски) или укрепить связи с потенциальными инозаказчиками.

Теперь же, на фоне сверстанных до 2020 года бюджетных планов и ухудшения отношений с Западом, у производителей все сильнее соблазн замкнуться во внутренних междусобойчиках без свидетелей. Что происходит с подобной системой, если из нее внезапно убрать поток бюджетной подпитки, мы ясно видели в 1990-е годы.

Экспортная болтанка

«Российский экспорт оружия ожидает стагнация», — с таким заявлением недавно выступил один из самых авторитетных российских военных экспертов, директор центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Руслан Пухов. С одной стороны, это выглядит странным — пока российский оружейный экспорт устойчиво занимает второе место в мире, а общий объем продаж за год превысил объем в 15 миллиардов долларов.

С другой стороны, основания для такой точки зрения есть. Традиционные для России рынки либо близки к затовариванию, как в Алжире, либо на них сложилась жестко конкурентная среда, мешающая наращивать объемы поставок, как во Вьетнаме и Индии. Либо, наконец, покупатели на этих рынках не имеют достаточных свободных средств — как Венесуэла, Сирия и ряд других стран.

Надежды на рост экспорта есть всегда — достаточно вспомнить весьма неожиданное возвращение России на рынок вооружений Ирака и Египта, произошедшее за последние два с небольшим года. Тем не менее количество стран с высокими потребностями в оружии и приличным состоянием финансов ограничено, и многие из них уже давно потребляют западную продукцию. Среди ожидаемых прорывов — выход на рынок Ирана, который, очевидно, состоится в ближайшие несколько месяцев. Однако даже в случае получения Россией всех потенциальных иранских заказов, проблемы в целом это не решит.

Одна из причин этого — резкое увеличение цикла эксплуатации боевой техники, превышающего теперь, как правило, 30 лет. То есть поставленные Россией иностранным заказчикам в 2000-х годах боевые самолеты не потребуют замены раньше, чем через 15-20 лет. Разумеется, это справедливо и для западной техники. Боевые платформы, созданные на основе имеющегося комплекса научных знаний и инженерных разработок, постепенно достигают пределов своего развития, что приводит к удорожанию и увеличению продолжительности процесса дальнейшего их совершенствования. Каждый очередной этап улучшения ТТХ оплачивается все более высокой ценой и требует все большего времени, и пока не произойдет нового фундаментального прорыва, сравнимого по значимости с изобретением самолета или с переходом авиации на реактивную тягу, тут ничего не изменится.

Возможное решение проблемы кроется не только в скорейшем освоении серийного производства новых типов боевой техники, сейчас проходящей испытания, но и в более интенсивной работе на рынке модернизации и ремонта различных видов оружия. Нельзя сказать, чтобы Россия не предпринимала тут никаких усилий, однако в данный момент объем таких работ значительно уступает объему продаж нового оружия.

Объем военных заказов завершившегося салона пока достаточно скромен: по официальному сообщению «Рособоронэкспорта», с Белоруссией заключен контракт на поставку пяти боевых машин из состава зенитного ракетного комплекса «Тор-М2К», с Иорданией — на поставку парашютных платформ П-7, с испанской компанией HISDESAT Servicios Estratégicos S.A. — на запуск космического спутника PAZ. Впрочем, переговоры с потенциальными заказчиками продолжаются.

«Если сравнивать с предыдущими авиасалонами в Жуковском, то могу отметить, что интенсивность переговоров остается на высоком уровне. Много встреч прошло с партнерами из стран Африки, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Сегодня "Рособоронэкспорт" реализует комплексную маркетинговую стратегию по расширению военно-технического сотрудничества с государствами этих регионов, и мы видим устойчивый интерес к российскому оружию, в том числе к авиационной технике и средствам ПВО» — отметил руководитель российской делегации на выставке, первый заместитель генерального директора «Рособоронэкспорта» Иван Гончаренко.

Коррекция маркетинговой стратегии способна сохранить России рост объемов военного экспорта в ближайшие годы, до массового выхода на рынок новейших разработок отечественного ОПК. Для тех, кто смотрит на МАКС глазами зрителя или журналиста, это означает шанс на резкое повышение информированности: чтобы что-то продать на тесном и конкурентном рынке, про товар придется много и интересно рассказывать.

Константин Богданов, Илья Крамник

Источник: lenta.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.