Сюрпризов будет еще больше

21 Янв 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Полемические заметки экономиста.

Как заявил заместитель председателя правительства Аркадий Дворкович, Кабинет министров ожидает роста российской экономики в 2016 году – несмотря на кризис. «Мы уверены, что сможем успешно пройти через этот сложный период», – сообщил он, указав, что ослабление рубля создает возможности для российского экспорта, например, при поставках промышленных товаров и продовольствия в Китай.

Цитирую эти слова только для того, чтобы показать, как страшно «экономический блок» правительства далек от реалий. Опубликовавшие мнение А. Дворковича издания даже не стали его комментировать. Лишь напомнили: на прошлой неделе Минэкономразвития ухудшило прогноз развития России в 2016 году. Из расчетов министерства следует, что граждане страны в 2016 году будут беднеть более быстрыми темпами. Реальная зарплата сократится не на 0,2%, а на 3,5%, доходы населения – на 4%, а не на 0,7%, безработица возрастет до 6,3% вместо 5,8%.

О нежелании чиновников «экономического блока» признавать реалии говорят уже все, я воздержусь. Но замечу: правительство по-прежнему увязывает выход из кризиса с ростом цен на нефть, не забывая при этом о «политесе» и делая оговорки на тему «развития промышленности». Основания для некоторого – а не избыточного оптимизма Кабинета министров – есть, и это не обязательно связано с возможностью роста нефтяных цен.

 На тот факт, что снижение нефтяных цен надо использовать как стимул для позитивных преобразований в экономике, обратили внимание лишь немногие эксперты и… глава государства.

 Но чиновники и предприниматели самого высокого ранга предпочли этого не заметить. Сегодня они торопятся с требованиями корректировки бюджета. В смысле – урезания финансирования отдельно взятых статей. Это именуется секвестированием.

В принципе, ничего плохого в желании «подстелить соломки» нет. Если конечно, при этом делается еще хотя бы что-нибудь для развития реального производства. Но вот с этим у наших «финансистов с портфелями», увы, не очень.

Вслед за традиционными критиками «режима», едва ли не первым с пессимистичным сценарием на 2016 год выступил Сбербанк. Возглавляющий его уже на протяжении многих лет Герман Греф без тени сомнений заложил в сценарий цену на нефть в 25 долларов за баррель. Хотя еще несколько месяцев назад предлагал даже не рассматривать подобные «фантастические цифры». Теперь же, по его словам, банк просто не имеет права уклоняться от того, чтобы не «начать тестировать такой стрессовый сценарий».

Г. Греф не только храбро назвал этот сценарий «тяжелым», он считает, что «если он продержится долго, то это будет очень болезненно для экономики». Долго – это полгода-год, а несколько месяцев «все переживут», уверен банкир.

Словно по отмашке, тут же с предложением сократить на 10% свои запросы к бюджету обратилось к федеральным ведомствам и Министерство финансов. Слово «секвестр»–после куда более мягкого «корректировка» – произнес председатель комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Сергей Рябухин. Знакомое еще с девяностых годов слово, но уже подзабытое. Дальше слово взял Центробанк, фактически признавший, что ничего с рублем «поделать не может».

Естественный вопрос: чиновники не могут или все-таки не хотят? И ведь все грехи дружно валят на подешевевшую нефть. Раньше все они были уверены в незыблемости высоких нефтяных цен, сегодня в умах участников отрасли и инвесторов твердо укоренилось представление о том, что низкая стоимость барреля – это чуть ли не навсегда.

Да, сейчас на мировой рынок сильно давят китайские «неурядицы», хотя о падении экономики КНР не идет и речи, снижаются ведь только темпы ее роста.

 Да, спрос на энергоресурсы падает, но совсем не так сильно, как падают цены на них. А, значит, речь опять идет о биржевой игре на нервах, и о проверке на стойкость таких стран, как Россия.

 Однако повторим вслед за президентом: сколько можно надеться только на нефть? К тому же, приток нефтедолларов в Россию уже сменился серьезным притоком биржевого капитала, что наши эксперты даже и не прогнозировали. Сегодня же опубликованные данные о движении капитала показывают: финансовые потоки разворачиваются в сторону России.

Интересно, что теперь против доллара будут фактически «играть» и российское население, и бизнес-структуры. «Играть» – в силу того, что и те и другие станут все менее охотно менять рубли на доллары. И у сограждан, и у предпринимателей стало намного меньше резонов запасаться долларами и евро. И не только потому, что резко – более чем на треть – сократилось число выезжающих за границу. Сказывается еще и тот факт, что из-за санкций существенно снижаются платежи по иностранным долгам. Восемнадцатого января Центробанк подтвердил, что спрос российского населения на доллары сократился в ноябре на 41%, на евро – на 14%.

Рынок наконец-то заметил резкое снижение цен на российские активы, вызванное падением нефтяных котировок и девальвацией национальной валюты. И такой конъюнктурой просто необходимо воспользоваться, подкрепив это оперативным размещением федеральных и региональных ценных бумаг. Именно долговой рынок, а не проедание резервных фондов или тупое «секвестирование» расходов в самые худшие времена помогали решать насущные проблемы бюджетов всех уровней. Высокий спрос на «бумаги» – при нынешних бросовых ценах – практически обеспечен. Разумеется, гарантировать слишком уж высокие проценты никто и никого не обязывает – на дворе все-таки давно уже не 1998 год.

Но вообще-то, большой вопрос: есть ли у финансовых властей России желание и намерение сражаться за укрепление рубля с таким же энтузиазмом, который они сейчас демонстрируют, настаивая на секвестре бюджета? В правительстве, как выясняется, единства нет. Выступивший на Гайдаровском форуме в Москве 13 января министр финансов Антон Силуанов был категоричен, объявив, что, если бюджет скорректирован не будет, «то произойдет то же самое, что было в 1998-1999 годах, когда население заплатит через инфляцию».

И тут же получил жесткую отповедь со стороны взявшего слово Дмитрия Медведева. Председатель Кабинета министров заявил, что «мы и близко не наблюдаем того, что творилось в экономике в 1998 году».

Глава фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе Сергей Миронов уже дал оценку происходящему, сообщив: инициатива по секвестированию «говорит о качестве работы правительства, не способного спланировать бюджет не то, что на год, на недели вперед – да просто, как говорится, «выглянуть за окошко». Как пояснил депутат, предложенный бюджет изначально был совершенно нежизнеспособен, «уже к концу года те расчеты, на которых он строился, кардинально разошлись с реальностью».

Разброд мнений и прогнозов в правительстве вынесен на публику. Эта самая публика недоумевает: неужели единственной мерой по оздоровлению экономики может быть урезание статей бюджета? Неужели в Кабинете министров нет профессионалов, которые, наконец, разработают реальные меры по развитию российского производства?

Пока же лишь наблюдают жаркие дискуссии о будущей цене барреля нефти и обсуждение вопроса о том, какие статьи бюджета следует отправить под нож.

 Как точно заметил председатель Русского экономического общества имени С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов, в течение года будет еще много сюрпризов, связанных с изменениями цен на нефть и колебаниями курса рубля.

 «И что, Кабмин теперь будет каждую неделю собираться, чтобы согласовывать эти изменения и вновь править бюджет?», – саркастически спрашивает он. Вопрос, судя по всему, риторический. Правительство, подтверждает он четкую мысль своих коллег-экспертов, должно «менять всю денежно-кредитную политику с тем, чтобы поступления в бюджет шли из внутренних источников», и это обязаны быть рубли.

Рубль уже пора поддерживать изнутри. И вот на это сейчас и нужны средства. Реальные, из резерва, как раз пригодятся. Вот если бы провести рублевую эмиссию. Тот же Анатолий Чубайс вот не постеснялся сразу 5 миллиардов в долг просить. А пока мы тупо проедаем накопленное в тучные нефтяные годы и ждем, когда же они опять вернутся.

Нужны рецепты? Они давно написаны. Вот хотя бы от Джона Мейнарда Кейнса или от Дмитрия Львова. Первый и самый главный – стимулируй спрос. Прежде всего – накачивай экономику ликвидностью. Ликвидностью не инфляционной. Значит – не просто деньги печатай, а раскрути кредитные механизмы.

Вспомним классика с его «Капиталом». Так вот, он утверждал: государство может быть суверенным, только если у него есть своя собственная работающая экономика. Об отраслях Карл Маркс не говорил, но что такое работающая экономика, растолковал очень внятно. Это экономика, в которой есть производство. Есть производство – есть экономика – есть государство. Нет производства – экономика разваливается, может быть и очень медленно, но верно, а после разваливается и государство. Россия же заработанные на нефти и газе деньги вложила в лучшем случае в отверточные производства, а в основном – в торговлю и логистику, а еще в инновационный «пшик», которым, похоже, обернулись и Сколково и «Роснано».

Судя по всему, члены Кабинета министров слишком заняты, чтобы обращать внимание на понятные и действенные рекомендации. Они увлечены составлением прогнозов о завтрашней цене барреля. Занятие сегодня крайне плодотворное.

 

Алексей Подымов

Источник: stoletie.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.