Всеобщие выборы на Тайване: что дальше?

22 Янв 2016 | Автор: | Комментариев нет »

16 января с.г. на Тайване прошло всеобщее голосование, в ходе которого были выбраны новый президент и вице-президент, а также полностью обновился состав парламента. Как и ожидалось, на высший государственный пост острова безоговорочно избирается нынешний лидер Демократической прогрессивной партии (ДПП) Цай Инвэнь.

Оказавшийся на втором месте Эрик Чу, представитель правившей в течение 8-и последних лет партии Гоминьдан, завоевал порядка 31%. Третье место с 12,8% голосов занял Джеймс Сунн – лидер Первой народной партии.

Ситуация с расстановкой сил в парламенте, видимо, будет более сложной, поскольку в него проходит много независимых кандидатов и представителей мелких партий.

Несколько слов о новом президенте Тайваня. 59-летняя Цай Инвэнь училась в области права на Тайване, в США и Великобритании, имеет докторскую степень. В начале политической карьеры она состояла в партии Гоминьдан, но в 2000 г. была приглашена в правительство победившей тогда ДПП и в 2004 г. стала членом этой партии.

Она считается сторонницей государственного суверенитета Тайваня, хотя в последние годы избегает говорить об этом открыто. Наряду с попытками удержания от деградации налаженных при Гоминьдане связей с “мейнлендом” совершенно определённо следует ожидать от неё расширения отношений с основными геополитическими оппонентами КНР, то есть с США и Японией.

Итоги прошедших выборов позволяют констатировать сокрушительное поражение партии Гоминьдан, что было уже давно и вполне ожидаемо. Последний зондаж настроений электората, проведенный за неделю до выборов, подтвердил безнадёжное отставание Эрика Чу.

Впрочем, о таком исходе всеобщего голосования можно было говорить ещё в конце 2014 г., когда прошли выборы в местные органы власти. После их завершения уходящий сейчас со своего поста президент (и лидер Гоминьдана) Ма Инцзю призвал своих сторонников “вытереть слёзы” и хорошо подготовиться к всеобщим выборам.

Но за прошедший с тех пор год чуда не произошло и для его появления не нашлось сколько-нибудь весомых поводов. Основные факторы, которые привели Гоминьдан год назад к электоральной катастрофе, к началу 2016 г. сохранились в неизменном виде. Среди них выделяются два тесно взаимосвязанных фактора.

Во-первых, курс Ма Инцзю на укрепление всесторонних связей с “мейнлендом” вызывал всё большую настороженность со стороны большей части тайваньцев, опасающихся постепенной потери островом де-факто независимого статуса.

И, хотя на самом деле реальная политика президента Ма заключалась в затягивании этого статуса на неопределённый срок, его декларативное согласие с так называемым “Консенсусом 1992 г.” (в основе которого находится принцип “одного Китая”) не способствовал популярности как самого Ма Инцзю, так и возглавляемой им партии.

Результаты социологического исследования, проведенного за месяц до выборов ведущим тайваньским аналитическим центром Taiwan Brain Trust, показали, что упомянутый выше курс противоречит ключевому тренду в настроениях тайваньцев относительно как собственной идентификации, так и статуса острова.

В частности, в очередной раз выяснилось, что подавляющая часть населения острова называет себя тайваньцами, а 67% респондентов рассматривают Тайвань в качестве суверенного государства и почти столько же не хотят политического объединения острова с “мейнлендом” ни в каком виде.

На эти неблагоприятные для Гоминьдана настроения политического плана наложилось и растущее раздражение тайваньцев противоречивыми последствиями укрепления связей с КНР в сфере экономики. С одной стороны, гигантский рынок “мейнленда” помогает экспортно ориентированной экономике Тайваня пережить мировую экономическую турбулентность.

Однако на фоне относительного макроэкономического благополучия острова всё более заметными становятся тенденции к усилению расслоения населения по доходам, когда основными выгодополучателями от развития связей с КНР становятся крупные тайваньские компании и, главным образом, их менеджмент.

Как выяснилось, безуспешной оказалась попытка Пекина поправить неблагоприятную для Гоминьдана ситуацию путём организации первой в истории отношений с Тайбэем встречи на высшем уровне. Она состоялась в начале ноября 2015 г. в Сингапуре в связи с проведением одного из форумов АСЕАН. Не исключено, что эта встреча могла сыграть даже контрпродуктивную роль, поскольку была использована ДПП для дискредитации Ма Инцзю (и, следовательно, партии Гоминьдан) как политика, “зависимого от Пекина”.

Примечательно, что Эрик Чу (лишь за три месяца до выборов сменивший другого кандидата Хун Сючжу, положение которой руководством Гоминьдана оценивалось как абсолютно безнадёжное) выступил под лозунгом “единого Тайваня”. Это было очевидным отходом от неизменного до этого лозунга партии Гоминьдан “единого Китая”, что стало вынужденным шагом, который, однако, слишком запоздал.

Интуитивные ощущения типичного тайваньского обывателя относительно ключевого вопроса прошедших выборов сводится к резиновой фразе: “Китай и Тайвань должны сохранять между собой определённую дистанцию”. С чем согласятся все политические силы на Тайване и даже, возможно, Пекин.

Всё дело в конкретном толковании этой “определённой дистанции”. Итоги прошедших выборов показали, что в голове усреднённого тайваньца “варится” содержание приведенного мема, которое едва ли устроит Пекин.

Один из ключевых вопросов, приобретающий едва ли не глобальную весомость, связан с влиянием итогов тайваньских выборов на отношения между двумя ведущими мировыми державами. Острота этого вопроса обусловлена исключительной стратегической значимостью острова в геополитических расчётах обеих сверхдержав.

В этом плане представляется примечательным появление накануне выборов в китайской Global Times статьи под заголовком “Лидер тайваньской президентской гонки может создать проблемы для Вашингтона”.

Отмечая демонстративный отказ Цай Инвэнь публично заявить свою позицию относительно “Консенсуса 1992”, автор статьи полагает, что это плохо согласуется с позицией США, озвученной заместителем советника президента по национальной безопасности Беном Родсом за три дня до тайваньских выборов.

Подразумевалось выступление 13 января перед журналистами высокого американского чиновника, в котором было сказано, что США не оказывают поддержку какому-либо из кандидатов на предстоящих выборах, а “обе стороны” (то есть будущий президент Тайваня и руководство КНР) призывались к воздержанию от “эскалации напряжённости, сохранению спокойствия и диалогу”.

В комментарии агентства Reuters к этому высказыванию напоминается, что США придерживаются “политики одного Китая”, то есть не имеют официальных дипломатических отношений с Тайванем, но, в соответствии с законом 1979 г. (Taiwan Relations Act 1979), оказывают помощь в укреплении обороноспособности острова.

В качестве иллюстрации последнего тезиса указывается на решение о продаже Тайваню американских вооружений на сумму в 1,83 млрд долл., принятого администрацией США в середине декабря 2015 г.

Вряд ли в приведенных словах Б. Родса можно усмотреть какие-либо опасения США в связи с занятием поста президента Тайваня Цай Инвэнь. Тем более что её высказывания накануне выборов носили в основном выверенный и достаточно аккуратный характер.

Так, за десять дней до выборов Цай Инвэнь в очередной раз говорила о необходимости сохранения статус-кво в отношениях с КНР. Однако в этом же выступлении она посчитала для себя возможным обратиться к руководству КНР с запросом относительно “пропажи” пяти гонконгских книготорговцев, которые продавали издания “сепаратистского” плана по отношению к Пекину.

Косвенным ответом на указанный запрос (без упоминания, естественно, неких книготорговцев и самой Цай Инвэнь) стало заявление руководителя МИД КНР Ван И о том, что политика Пекина относительно Гонконга остаётся неизменной. В переводе с канцелярски-дипломатического языка на бытовой нарисовывался адресат, по которому госпожа – будущий президент независимого Тайваня была послана на поиски объектов её запроса.

За неделю до выборов Цай Инвэнь вновь указала, что в её планы ни в коем случае не входит провоцирование “гигантского соседа”. Впрочем (при желании) некий вызов Пекин мог усмотреть в самом слове “сосед”.

В связи с выборами на Тайване актуализировалась тема тайваньской проблемы в целом в ходе начавшейся президентской гонки в США. Так, один из лидеров среди кандидатов от Республиканской партии Марк Рубио, отметив, что если в вопросе присоединения Крыма к России следует относиться как к свершившемуся факту (“на который никто не в силах повлиять”), то он “не допустит ничего подобного в АТР” в случае его избрания президентом США. Очевидным образом здесь имелось в виду возможное обострение ситуации в Тайваньском проливе после смены власти в Тайбэе.

Однако заявление некоего представителя управления по делам Тайваня при правительстве КНР о нежелании Пекина влиять на процесс выборов на острове (а следовательно, и на их итоги) даёт надежду на более или менее спокойное прохождение американо-китайских отношений через очередной барьер, в который вполне могло превратиться всеобщее голосование на Тайване.

Ответ на вопрос, что будет дальше, зависит от характера развития отношений в целом между обеими ведущими мировыми державами и, естественно, от политики самого нового тайваньского руководства.

Владимир Терехов

Источник: ru.journal-neo.org

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.