Латышские политики заговорили с русскими

10 Май 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Страх, исходящий из Украины, заставит латышских политиков заговорить с русскими.

«В российской Стратегии национальной безопасности 2009 года тоже написано, что Россия защищает свою культуру, но в том то и дело: Россия преподносит это как защиту, но линию защиты рисует на карте, не соблюдая государственные границы», - заявил в интервью BaltNews.lv исполнительный директор латвийского Центра исследований восточноевропейской политики Андис Кудорс.

В России сейчас происходит идеологическая мобилизация, а исторические события интерпретируются с акцентом на достижения. Это было бы правильно, если бы не затрагивало интересы соседних стран, заявил А. Кудорс, выступая на конференции «9 мая - история, политика, пропаганда? Почему история является также сегодняшним днем?», которая состоялась накануне 70-летия разгрома нацизма в Военном музее Латвии. Портал BaltNews.lv побеседовал с исследователем на затронутые в его докладе темы.

- Выступая на конференции, вы сказали, что идеологическая мобилизация в России и ее наступательные действия на историческом поле начались в 2005 году после оранжевой революции на Украине.

- Не началось, а стало более интенсивным, скажем так.

- Нет ли в этой хронологической последовательности ответа на вопрос, чем вызвано это «наступление» и не является ли это «наступление» в действительности контрнаступлением, с учетом того, что, помимо Оранжевой революции на Украине, в 2004 году страны Балтии вступили в НАТО, в Латвии были подавлены Школьная революция и русское общественное движение, что привело к уничтожению русской средней школы в Латвии. Тут же и выдвижение территориальных претензий к России в связи с Абрене. Не является ли совокупность этих событий импульсом к изменению поведения России?

- У нас разные интерпретации по всем пунктам, что вы назвали. То что вы назвали Школьной революцией было реформой в соответствии с принятым в 1998 году законом...

- Важно, как это воспринималось в России...

- Это как Россия это преподносит. Можно говорить о расширении НАТО как об экспансии НАТО, а можно говорить о свободном волеизъявлении и решении тех стран, которые вступили в НАТО.

- Но ведь никакого свободного волеизъявления не было. Вопрос вступления в НАТО не выставлялся на референдум даже формально, как это было с Евросоюзом. Вступление стран Балтии в НАТО - было решением элит этих стран.

- То, что Россия преподносит как экспансию Запада в сторону России, является ее интерпретацией. Большинство жителей Латвии видит это иначе. Наоборот, Латвия лоббировала идею своего вступления в НАТО. Большинство стран НАТО вначале были очень скептично настроены в этом вопросе. Потребовалось несколько лет работы лоббистов с европейскими странами и с Северной Америкой. В какой-то мере Европейский Союз, я частично соглашусь с вами, был решением элиты.

Вообще Европейский Союз и интеграция Европейского Союза в большой мере проект элитный. Но если мы смотрим на общественную поддержку вступления Латвии в НАТО, то она была большой - больше, чем поддержка вступления Латвии в Евросоюз. Российская интерпретация не обязательно правильная относительно того, что происходит в странах, которые находятся между Западной Европой и Россией. То, что Россия преподносит это как реакцию, как защитную реакцию - это естественно.

В российской Стратегии национальной безопасности 2009 года тоже написано, что Россия защищает свою культуру, но в том то и дело: Россия преподносит это как защиту, но линию защиты рисует на карте, не соблюдая государственные границы. Так, Россия проводит эту границу через балтийские страны, а если смотреть на Украину и другие страны СНГ, то Россия вообще их включает в себя, в свое пространство. В упомянутой стратегии говорится, что нужно делать единую гуманитарную и информационную сферу для России, стран СНГ и соседних регионов - это и есть виртуальная линия, которую рисует Россия. Для России - это линия защиты, как она это представляет. Для балтийских стран, для стран СНГ - это линия нападения. Это кто как, с какой стороны смотрит. Интерпретации разные.

- Вы сказали в заключение своего выступления на конференции, что мы не изменим Россию, но нам нужно отвечать ей внутри Латвии. Как это сделать?

- Я думаю, проблема латвийских политиков в том, что в течение примерно 20 лет латышские партии (жаль, что у нас есть латышские и русские партии; я хотел бы, чтобы у нас не было такого деления) общались в большинстве случаев со своим электоратом. Даже после того, как они попадали в парламент и становились министрами, латышские политики все равно главный фокус общения с обществом направляли на свой электорат. Им этого хватало.

Даже когда у нас был министр общественной интеграции, я не видел серьезного подхода. Преобладала надежда на то, что само собой все как-то изменится, как-то уляжется. А нужно сделать так, чтобы [исчез] этот барьер, который создается тем, что латыши и русские живут в разных информационных полях. Нужно смотреть, как латвийское правительство могло бы нормально общаться со всеми жителями Латвии. Иначе это общение остается в своем кругу, в более или менее латышской среде. Из-за этого русские, как минимум их часть, чувствуют себя отдаленными от процессов, смотрят на правительство Латвии и частично на парламент, поскольку в парламенте русские представлены, как на что-то далекое, чужое. И, конечно, тут рядом Россия с масс-медиа, с поддержкой негосударственных организаций - вот и все. Вот и буксует консолидация, или, как ее раньше называли, интеграция общества.

- Вы описали ситуацию...

- Должна быть коммуникация.

- Вопрос в том, как ее осуществить?

- Надо думать, надо смотреть. Надо думать что-то вне политических партий, что может создать какие-то каналы общения со всем обществом. Я думаю, это надо решать.

- Вот я и спрашиваю, есть ли у государства средства для осуществления коммуникации с русским населением Латвии в нынешней экономической ситуации?

- Да, если посмотреть на бюджет, то все равно - какого места ни коснись, будет больно. Ничего, экономика растет, медленно, но растет. В следующем году экономический рост составит 2,5%, возможно. Я думаю, из-за страха тех сценариев, которые были в Украине, латвийские политики более серьезно думают о том, что делать с Латгалией, чтобы региональная интеграция тоже проходила. И вообще, что делать с интеграционной политикой, а не только говорить о ней. Коммуникация - это первый шаг.

Я думаю, из-за этого страха ситуация в Латвии в этом смысле улучшится. В этом смысле страх положительно влияет, как я вижу. Скорее всего (еще не точно) будет создан телеканал на русском языке. Это один из шагов для такого рода коммуникации. Это будет на русском языке. Туда будет возможность приходить латышским политикам, говорить там в надежде, что будет русская аудитория, которая будет смотреть.

Источник: bb.vesti.lv

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.