Лучший руководитель государства: жалования, наказания, СМИ

4 Май 2015 | Автор: | Комментариев нет »

«Сингапур – компактное общество, и его лидеры должны подавать пример честности и безупречного поведения. Мы считали, что уверенность людей в том, что правительство не собирается их обманывать и наносить им вред, является жизненно важной. Поэтому, какими бы непопулярными не были меры, предпринимаемые правительством, люди понимали, что эта политика не являлась результатом коррупции, кумовства или аморального поведения».

Ли Куан Ю.

Доход начальников

Ли Куан Ю и его товарищи были фанатики – они и без денег работали так, как обычный человек и за деньги не будет. Однако со временем они увидели, что для замены их в правительстве, умных фанатиков в обществе катастрофически не хватает. Да и откуда им взяться, если весь мир помешался на деньгах? И отцы Сингапура приняли меры, которые выглядят так: «В 1994 году, будучи уже старшим министром, я внес на рассмотрение парламента предложение о внедрении правительством системы, согласно которой пересмотр жалованья министров, судей и высших государственных служащих стал бы автоматическим, привязанным к сумме налогов на доходы, уплачиваемых частным сектором. Экономика Сингапура росла на 7‑10 % в год на протяжении двух десятилетий, и увеличение заработной платы в государственном секторе всегда отставало от частного сектора на 2–3 года. В 1995 году премьер – министр Го Чок Тонг остановился на предложенной мною формуле, которая увязывала жалованье министров и высших государственных служащих с заработной платой работников сопоставимого ранга в частном секторе. Это позволяло автоматически увеличивать им заработную плату, поскольку доходы в частном секторе постоянно росли. Это изменение в системе оплаты труда, устанавливавшее заработную плату работников госсектора на уровне 2/3 дохода работников частного сектора сопоставимого ранга, показанного ими в налоговых декларациях, вызвало острую полемику. Особенно недовольны были специалисты, работавшие в частном секторе, ибо они считали, что зарплата наших министров, в этом случае, будет совершенно непропорциональна той, которую получают правительственные чиновники в наиболее развитых странах. Люди настолько привыкли к существованию государственных служащих, получавших скромное жалование, что им казалась неуместной сама мысль о том, что министр не только обладает властью, но что его труд также должен оплачиваться в соответствии с важностью его работы. Я помог премьер–министру обосновать эти изменения».

Поищите сведения о нынешнем премьер-министре Сингапура и обязательно наткнетесь на сообщение, что он самый высокооплачиваемый глава правительства в мире. (Ну, так ведь и есть за что). Но закончу сообщение Ли: «Эта формула не означает ежегодного автоматического увеличения жалования, потому что доходы частного сектора то повышаются, то понижаются. Когда в 1995 году доходы в частном секторе снизились, в 1997 году было соответственно уменьшено и жалованье всех министров и высших должностных лиц».

Пороть и казнить

Делом каждого гражданина в обществе является выполнение правил человеческого общежития, иными словами, гражданин не должен совершать преступления. Поощрением от этого Дела является уважение остальных членов общества, а вот с наказанием у нас сильно напутано.

Преступления можно разделить на два типа. Одни совершаются собственно людьми. Совершаются ими по ошибке или недомыслию, или в гневе, то есть, такие преступления не имеют мотивами животные корысть или сумасбродство. А второй тип преступлений совершается согражданами, не способными вести себя, как люди, по сути, такие преступления совершаются человекоподобными животными, поскольку имеют мотивом корысть или сумасбродство. Но разве лишение свободы является для животного наказанием? Кто сказал, что зверю в зоопарке хуже, чем на воле?

В 1995 году в «Науке управлять людьми» я задавался вопросом: «зачем мы, собственно, сажаем людей в тюрьмы? Я не говорю о том, зачем мы лишаем их свободы - это наказание. Но почему в тюрьмах и лагерях? Что это дает обществу?

Смотрите, что при этом происходит. Огромную часть заключенных составляют скорее не преступники, а разгильдяи, которые шли на преступление неосознанно, по глупости, а частью и не хотели его. Скажем, водители, сбившие пешеходов, хулиганы. А мы сажаем их, как будто специально, вместе с закоренелыми преступниками. Для обучения что ли?

Хороших работников сдергиваем с места работы и ставим на неквалифицированный труд в тюрьмах и лагерях. Разлучаем их с детьми, которым не всегда становится от этого лучше. Огромное число людей отвлекаем для конвойной службы».

В России сегодня охраняют тюрьмы и лагеря с заключенными 307,1 тысяч человек, что больше, чем армии Франции, Великобритании и Италии. В Великобритании, кстати, стоимость содержания в тюрьме одного заключенного около 45 тысяч фунтов стерлингов, что сравнимо со стоимостью обучения студента. Это следует считать разумным? Мы кого наказываем – преступника или общество? Далее я писал: «Мы тратим огромные усилия, чтобы лишить преступников свободы, наказывая их страшно дорогим и, главное, каким-то дурацким способом. Ведь никогда нет полной уверенности, что тюрьма исправила преступника, а не просто повысила его квалификацию. Когда обязанность наказывать перейдет к общинам, я думаю, наказания разнообразятся, и вместо тюрьмы может появиться порка кнутом или розгами».

Разумеется, речь идет не о сегодняшней России, в которой нет ни народного правительства, ни судов. Вообще, начать нужно с приговоров нынешним членам правительства, судов и прокуратуры с назначение в виде наказания порки. Каждый месяц. И так лет 10.

Но в Сингапуре есть и народное правительство, и судьи. Они могут себе позволить делократизацию борьбы с преступностью. Правда, по иным основаниям, которые Ли излагает в книге так: «После того, что я увидел в годы лишений и трудностей в период японской оккупации Сингапура, я больше не воспринимал теорий о том, что преступник якобы является жертвой общества. Наказания были тогда настолько суровы, что даже в 1944–1945 годах, когда многие люди голодали, в городе не было краж, и жители могли спокойно оставлять двери домов открытыми днем и ночью. Устрашение действовало эффективно. Англичане использовали в Сингапуре телесные наказания: порку пятижильной плеткой или пальмовой тростью (rattan). После войны они отменили порку плеткой, но сохранили телесное наказание палками. Мы считали, что телесные наказания являются более эффективными, чем длительные сроки тюремного заключения, и ввели эти наказания за преступления, связанные с наркотиками, за торговлю оружием, изнасилования, нелегальный въезд в Сингапур и порчу общественной собственности». А пресса сообщает, что в Сингапуре по 42 двум видам преступлений судом назначается порка и еще по стольким же она может быть назначена. И, разумеется, за тяжкие преступления в Сингапуре вешают.

Понятно, какой вой стоит в мире в среде СМИ, политиков и «правозащитников» и просто моральных дегенератов. А в среде нормальных людей эта борьба с преступностью одобряется. В этом смысле мне понравилось окончание рассказа Ли о случае, когда, вопреки «просьбе» президента Клинтона, сингапурцы по суду надавали палкой по заднице наглому американскому подростку Майклу Фэю, изрисовавшему в Сингапуре 20 автомобилей.

«Вскоре после того как история с Майклом Фэем попала на первые полосы газет, моя дочь Линь была арестована в американском штате Нью‑Гэмпшир (New Hampshire) за то, что она не остановилась, как того требовал полицейский патруль, пытавшийся остановить ее за превышение скорости. Когда полицейский офицер отвез ее в участок, в ответ на его вопросы она ответила, что она из Сингапура, и что он, вероятно, относится с предубеждением к ее стране из‑за случая с Майклом Фэем. Полицейский ответил, что мальчишка заслужил телесное наказание, отвез ее обратно к машине и пожелал удачи».

Заставить СМИ служить народу!

И в конце работы об очень тяжелом вопросе для всего мира – о СМИ. Работающие там люди продажны и глупы, но именно они определяют взгляд масс на те или иные события. Это ведь журналисты заставляют массы голосовать за тех, кого назначат хозяева СМИ, это СМИ приводят во власть мерзких казнокрадов и фашистов, это СМИ удерживают этих тварей на государственных постах. Вот это я писал еще в далеком 1993 году в книге «Путешествие…»: «Нет, затыкать прессе рот - это не выход. Закрывать газеты нельзя ни в коем случае, даже если это порнографическое издание или явно клеветническое. Судить прессу за клевету и оскорбление - это одно, но закрывать нельзя. Сделать это может и должен сам народ, вернее, живущая ныне его часть - население. Перестанет покупать эти газеты, перестанет смотреть эти телепередачи и фильмы, перестанет слушать радиопрограммы - этим и закроет. Вы спросите, как? Уже сколько лет телевидение нещадно лжет и обманывает народ, но разве его перестали смотреть? Правильно. Но какой процент населения может разобраться в этом потоке лжи? Стали бы люди смотреть на этих симпатичных мальчиков и девочек с пионерски-честными глазами, на этих убеленных сединами мудрецов, если бы после каждой передачи шла передача, поясняющая, где именно зрителям солгали эти подлецы, где извратили факты мерзавцы, где показали глупость титулованные мудраки? Что осталось бы от обаяния этих «звезд»? Желтую прессу нужно убить морально, закрыть идеологически, но для этого надо выйти на то «поле боя», на котором она монопольно орудует. Надо уничтожить эту монополию, так как сила желтой прессы именно в монопольном владении умами. Она держит читателя или зрителя возле себя эксплуатацией какого-либо его животного инстинкта и одновременно «вправляет» ему мозги так, как ей заказали те, кто имеет над ней власть. И отвоевать эти «поля» для демократов должны законодатели. Нужно установить, что законодательная власть может заставить любое издание, любую телепрограмму дать мнение тех людей, которым она верит. Эти люди докажут на страницах желтой прессы читателям ее, что постоянные журналисты этих органов нагло обманывают их, покажут, как обманывают, и подлость обманщиков. Вот это и составит контроль законодательной власти над прессой, этим власть и подчинит ее народу. Повторим, не закрытием неугодных изданий, не снятием и назначением редакторов, не «вправкой им мозгов», а своим правом в любой момент отобрать у этих органов часть страниц или эфирного времени для собственного вмешательства в формирование общественного мнения».

Так вот, в Сингапуре отучили прессу творить подлости и именно таким способом: он просто банкротил тех политиков, кто пытался его оклеветать: «Наши избиратели привыкли к тому, что любые обвинения в нечестности или непорядочности будут оспариваться в судебном порядке. Министры ПНД вызывали уважение людей, потому что они были всегда готовы предстать перед следствием, подвергнуться перекрестному допросу в суде для выяснения любых обвинений. Те, кто обвинял меня в том, что я подавал в суд за клевету, чтобы заставить оппозицию замолчать, не понимали того, как легко поверили бы люди обвинениям в нечестности и коррупции в регионе, где взяточничество, кумовство и блат все еще остаются страшным недугом общества». 

Эка невидаль, - скажут мне. – У нас был такой мэр Москвы, Лужков, так он в Москве, пока был мэром, подряд выиграл два десятка судебных процессов против журналистов и политиков, которые сообщали, что 2 х 2=4, «доказав» в московских судах, что эти сведения не соответствуют действитеьности. Но это Лужков в Москве выиграл, а в Сингапуре судьями служат не бабы в черных мантиях, неизвестно за какие заслуги получившие судебную халяву. Кроме того, для Сингапура высший апелляционный суд находится в Лондоне, и Ли выигрывал дела о клевете на себя и там. А теперь слова Ли о прессе: «В отличие от министров правительства Сингапура, владельцев газет и их журналистов никто не выбирал… Я не согласен с западной практикой, предоставляющей богатым газетным магнатам право решать, что следует читать избирателям».

И вот теперь о том, что конкретно правительство Сингапура сделало со СМИ: «В 1986 году мы решили принять закон, ограничивавший тираж или продажу иностранных изданий, вмешивавшихся во внутреннюю политику Сингапура. Одним из тестов для определения «вмешательства в политику Сингапура» являлось предоставление изданием возможности опубликовать наш ответ в том случае, если издание публиковало неверные или тенденциозные материалы о Сингапуре. Мы не запрещали эти издания, а только ограничивали число экземпляров, которые они могли продавать в городе. Те читатели, которые не могли купить эти газеты или журналы, могли сделать ксерокопию или получить их по факсу. Это уменьшало доход изданий от рекламы, но не препятствовало распространению их материалов. Они не могли обвинить нас в том, что мы боялись, чтобы люди читали их статьи».

А вот так этот закон работает: «Первым изданием, нарушившим этот закон, был американский еженедельник «Тайм» (Time). В своей статье в октябре 1986 года журнал сообщил, что член парламента от оппозиции был признан сингапурским судом виновным в манипуляциях активами с целью обмана кредиторов и в лжесвидетельстве. Мой пресс‑секретарь послал в журнал письмо с требованием исправить три фактических ошибки, содержавшихся в сообщении. «Тайм» отказался опубликовать письмо и, вместо этого, предложил напечатать две собственных версии опровержения, каждая из которых искажала его смысл. Мой пресс‑секретарь хотел, чтобы его письмо было опубликовано без изменений. Когда журнал снова отказался сделать это, мы уменьшили тираж журнала, распространявшийся в Сингапуре, с 18,000 до 9,000, а затем – до 2,000 экземпляров. После этого «Тайм» опубликовал наше письмо без изменений. Мы отменили ограничения на распространение журнала, не сразу, а через 8 месяцев». Разумеется, Госдеп США «попер буром» на Сингапур и: «Наше министерство иностранных дел ответило, что мы не обязаны были следовать американским законам, регулировавшим свободу прессы. В Сингапуре действовали свои законы, и мы сохраняли за собой право отвечать на неверные сообщения. Иностранные издания не обладают правом продажи и распространения в Сингапуре. Мы даем им эту привилегию, но только на наших собственных условиях, одним из которых является наше право на публичный ответ. Госдепартамент США не ответил».

"Элементарно, Ватсон"

Перед Ли и его соратниками стояла масса проблем, и они в каждой проблеме видели свою отдельную причину, и как могли с этой причиной боролись. На самом деле у всех проблем была единая причина – несовершенство системы управления людьми, и Ли с соратниками лечил бюрократическую систему управления. И очень неплохо залечивал особо острые проявления этой болезни.

Так в чем причина феноменального экономического успеха Сингапура, что этот успех обеспечило?

Напомню, что сам Ли Куан Ю так отвечает на этот вопрос в конце книги: «Это – общественное согласие, достигаемое путем справедливого распределения плодов прогресса. Это – равные возможности для всех. Это – система продвижения по заслугам, при которой лучшее место занимает наиболее достойный. Последнее особенно важно, когда речь идет о людях, возглавляющих правительство». На мой взгляд, это романтика, это бла-бла-бла для публики перед первым тостом на банкете. А истинные причины:

1. Команда честных людей, достигших власти не для личного обогащения, а с целью исполнить Дело правительства - реально улучшить жизнь своего народа.

2. Честные выборы и свободная оппозиция, обеспечивающие хоть какое-то поощрение и наказание правительству от Дела правительства.

3. Эмпирическая, то есть основанная исключительно на здравом смысле и опыте, делократизация элементов бюрократической системы управления.

Вот и все! Все остальное, включая резкое повышение умственных способностей народа, - это уже детали, которые в каждом конкретном случае могут быть иными.

(По материалам статьи Ю.Мухина в forum-msk.org/material/fpolitic/10808796.html)

alternate.2014

Источник: newsland.com

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.