Подвиги “ночных ведьм” и голодовка Савченко

8 Май 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Женщина на войне – это ситуация спорная. Ужасно видеть матерей покорно отдающих своих сыновей на уничтожение. Тем более с моей точки зрения, ужасно само присутствие женщины на войне. Впрочем, как и мужчина войне, да и как сама война. Пожалуй, признать применение оружия можно только в формате сопротивления. Когда зло пришло на твою землю. Вспоминая лозунги Великой Отечественной  войны, наиболее настоящим может быть не «За Родину, за Сталина» и не «Все для фронта, все для победы». А «Наше дело правое» и как следствие – «Враг будет разбит». И как результат - «Победа будет за нами». Именно  в этой формулировке содержится главный для сил добра ориентир  - в чем сила? В правде.

Сегодня в Украине очень болезненной есть трактовка понятия, за что воюют обе противоборствующие стороны. Не буду анализировать причины и начало конфликта. Предлагаю взять за образец ту ситуацию, которая есть прямо сейчас. Многие добровольцы со стороны Украины идут воевать на Юго-Восток против Новороссии, руководствуясь установкой – что они освобождают свою землю от каких-то захватчиков.

Если руководствоваться тем, что в борьбе и противостоянии победа за силами правды – давайте быть честными. Добровольцы из западных и центральных областей Украины покидают свои исконные территории и идут воевать против тех, кто веками проживал на своей родной земле в Донбассе. Судите сами – за кем тут правда. И как следствие – за кем победа?

Вот тут возникает дилемма – кому и как вести себя за правду? Отсиживаться ли за правду женщинам за спиной мужчин? Мы знаем множество примеров даже участия детей во Второй Мировой на стороне победившей правды. И вообще, изучая частные истории этого мирового сопротивления фашизму, видим, что правда нивелирует понимание пола и возрастной принадлежности в принципе.

Но, к сожалению, сквозь века проходит такая парадигма – что правда у каждого своя. Потому и сегодня, многие, покинув свои родные места, едут в «гости» к людям, исконно проживающим на своих землях в Донецкой и Луганской областях, пытаясь их буквально уничтожить или выгнать, лишив Родины.

«Правда» Надежды Савченко.

О находящейся сейчас под арестом в Москве украинской летчице Савченко – это тоже о правде. И о женщине на войне. Надежда – всегда хотела быть военной. Война – не ситуативное для нее положение, когда за правду и сопротивление даже женщины и дети поднимаются против захватчика. Приведу некоторые данные из ее биографии.

Бросив профессию дизайнера, Надежда целенаправленно поступила по контракту в ряды Вооружённых сил Украины, начав службу в железнодорожных войсках радисткой. В мирное время, без повода встать на защиту от противника. Противника, по сути, в то время у государства Украина – не было. Затем она подписала контракт на службу в 95-й аэромобильной бригаде в Житомире, когда формировался первый контрактный батальон аэромобильных войск. В 2004—2005 годах в составе украинского миротворческого контингента принимала участие в миссии в Ираке, где прослужила шесть месяцев стрелком 3-й роты 72-го отдельного механизированного батальона. После возвращения из Ирака поступила в Харьковский университет Воздушных Сил, на что получила разрешение лично от министра обороны Украины Анатолия Гриценко. Дважды её отчисляли из университета как «непригодную к вылетам в качестве лётчика», но она дважды восстанавливалась и в 2009 году закончила обучение как штурман. За что ее отчисляли – даже нет смысла анализировать. Так как причины могут быть совершено далекими от профессиональных качеств человека. А следствие  каких либо интриг или еще чего-то в этом роде.

В качестве штурмана Савченко обучалась по классу фронтового бомбардировщика Су-24, однако в конце обучения её направили на другую машину — вертолёт Ми-24. Тут все-таки еще раз обращу ваше внимание – бомбардировщик – это истребитель. Не столько по факту названия машины, сколько по выполняемой функции. Кого собиралась бомбить в мирное время женщина Надежда Савченко? После окончания университета проходила службу штурманом-оператором Ми-24 3-го отдельного полка армейской авиации Воздушных сил Украины в городе Броды. Имеет 170 часов налёта и 45 прыжков с парашютом. Ну ладно – она, как и многие другие военные в разных странах мира, готовилась защищать свою родину от возможной агрессии.

Но есть одна противоречивая ситуация в биографии украинское пленной. Это ее участие в качестве стрелка в миротворческой миссии в Ираке. Не забывайте – это было после оранжевой революции 2004 года. Я видел съемки военных корреспондентов без купюр, до монтажа. Это сплошные бои на стороне оккупировавших Ирак войск НАТО против национального сопротивления этой страны. И никто никакие нефтяные месторождения в провинции Васит не охранял – это только был ложный повод для тех, кто остался в Украине. А в сам Ирак поехали – и часто по собственному желанию – идейные военные, разделяющие мировосприятие всех прозападных сил в стране. А более точнее – проамериканских. В качестве ответного жеста Джордж Буш пообещал Украине поддержку «на пути интеграции в европейские и евроатлантические структуры». Но вот на фоне такой милитаристской картины особенно важно участие в боях самой Надежды Савченко. Повторюсь – она была там не миротворцем или летчиком – она была там стрелком. Человеком, который стреляет в другого человека, защищающего свою Родину. От этого нам никуда не деться. Это и признала сама Надежда, при первом своем допросе, отвечая на вопрос – убивала ли она людей. А вот за что она их убивала – решайте сами.

Когда в Ираке погибли 18 украинских «миротворцев» и это стало политически актуально – контингент был выведен. Но все идейные военные остались при своих интересах и применили – и интересы, и умения, при новом удобном поводе. Этот повод представился сначала на майдане – частично. И потом в начале боевых действий на Юго-Востоке Украины. Идейные военные первыми стали применять военную агрессию против людей, имеющих другой политический ориентир или вообще – без четких политических ориентиров. Главное – эти пострадавшие люди не хотели войны. Как оказалась нейтральная позиция не приветствовалась этими профессиональными военными. Пример тому – все та же Надежда Савченко, которая по собственному признанию, дважды брала отпуск и ехала на передовую учить добровольцев – а именно батальон «Айдар» (один из наиболее агрессивных). Есть видеокадры, на которых видно как Савченко учит одних украинцев стрелять в других украинцев – проживающих в Донбассе. Даже сама она мотивировала это тем, что новобранцы и добровольцы вообще ничего не умеют.

Не буду даже касаться разночтений по поводу того – как она попала в Россию – сама границу пересекла или ее выкрали. Даже не буду касаться того, что по одной из версий – именно Савченко причастна к гибели российских корреспондентов как наводчик. Для меня в данном случае важно, как женщина видит себя в милитаристической обстановке.

И для примера напомню для многих забытый подвиг женщин войны. Женщин –летчиц. По профессии – таких же летающих истребителей как Надежда Савченко.  

Проект Марины Расковой

И, конечно же, в эти майские памятные дни – нельзя обойти подвиг самой Марины Расковой. Она - советская лётчица-штурман, майор. В 1937 году участвовала в установлении мирового авиационного рекорда дальности на самолёте АИР-12; в 1938 году — в установлении 2-х мировых авиационных рекордов дальности на гидросамолёте МП-1 вместе с летчицами – Гризодубовой и Осипнко. За выполнение этого перелёта и проявленные при этом мужество и героизм ей присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина, а после учреждения знака особого отличия ей была вручена медаль «Золотая Звезда». Служила в Красной Армии с 1938 года, находясь в штате НКВД. В феврале 1937 года — феврале 1939 года — штатный консультант, затем уполномоченный особого отдела НКВД, позже — в 3-м Управлении Народного комиссариата обороны СССР, старший лейтенант госбезопасности. Жила в Москве. Была ответственной за проведение воздушных пролетов во время проведения парадов в Москве. Ее самолет всегда шел впереди всей воздушной эскадрильи.

В начале войны – она вышла прямо на Сталина с предложением создать воздушные женские эскадрильи. Чем руководствовалась она в этом стремлении – мы точно не знаем. Вполне возможно, что собственный опыт и сравнение с поведением мужчин в полете, сыграли в пользу именно женской психики и выдержки? Или всеобщее довоенное увлечение всей советской молодежи аэроспортом – мы точно не знаем. Скорее, все вместе повлияло на такое решение. 8 октября 1941 года И. Сталин подписал  совершенно секретный Приказ №0099. По формированию трех женских авиаполков: полк истребителей, полк пикирующих бомбардировщиков и полк ночных бомбардировщиков.

Уже в 1941 году с одобрения Ставки ВГК (Приказ НКО СССР № 0099 от 08.10.41) и с поддержкой ЦК ВЛКСМ в городе Энгельс на Волге Марина Раскова приступила к формированию  авиагрупп из трёх женских авиаполков: 586-го истребительного (Як-1), 587-го бомбардировочного (Пе-2) и 588-го ночного бомбардировочного (По-2), которая была полностью женского состава. Сама Раскова была назначена командиром 587-го бомбардировочного. Но на самом деле – она осталась испытывать каждый новый самолет, выходивший с заводов. Такова была ее мера ответственности за тех молодых девчонок, которых она отобрала в авиационные полки.

В начале Марина Раскова рассчитывала на тех, кто уже имел хоть какую-то летную подготовку в аэроклубах. Но когда по всей стране узнали, что Раскова формирует женские летные бригады – в Москву приехали и те, кто уже имел опыт прыжка с парашютом и ученицы старших классов, работницы фабрик и заводов, студентки,– как технических, так и гуманитарных факультетов ВУЗов.

Хочу отметить, что во время Второй мировой войны главные противоборствующие стороны использовали женщин-летчиц. В США была создана военизированная организация под названием «Женщины-пилоты на службе в ВВС» (Women Airforce Service Pilots - WASP), состоявшая почти из тысячи женщин. Но в их задачу входила всего лишь переброска самолетов с заводов на военные базы и в порты отправки, перевозка грузов и буксировка воздушных целей во время учебных стрельб ПВО. В Англии, аналогичные задачи решала организация «Вспомогательный воздушный транспорт» (Air Transport Auxiliary - ATA), в которой, наряду с мужчинами, несли службу более 160 женщин. В Германии летчица-испытательница Ханна Райч стала знаменитой после того, как сумела посадить самолет в парке Тиргартен во время штурма столицы Третьего Рейха. Но подвиги летчиц других стран не идут ни в какое сравнение с тем, как жертвовали собой советские женщины летчицы в составе боевых частей.

При отборе в женские боевые эскадрильи для Марины Расковой были свои ориентиры – она смотрела не столько на специализацию и образование – сколько на человеческие качества. Сформированные полки – и особенно полностью женский 588-й ночной бомбардировочный – были настолько интернациональны, насколько это возможно было в формате СССР.

Воины

Штурман Евгения Руднева с Украины, очень любила науку. Успела закончить три курса отделения астрономии механико-математического факультета Московского государственного университета. Во время учебы в университете она подавала очень большие надежды, была одной из лучших студенток курса. На фронте и в полетах – была отчаянно смелой. В общей сложности Женя Руднева провела в воздухе под постоянным обстрелом 796 часов (33-е суток). Сбросила на врага 79 тонн бомбового груза. На личном послужном счету отважного штурмана две уничтоженные переправы, один железнодорожный эшелон с боевой техникой, две зенитные батареи. Бомбёжка 73 военных объектов врага, вызвавшая сильные пожары и 90 мощных взрывов. Многие десятки уничтоженных солдат и офицеров врага. Но она не любила войну, скучала по астрономии и писала стихи, посвященные своим однополчанкам.

Если год пролетали вместе,
Если вылетов больше, чем двести,
То где бы потом мне ни быть,
Всё равно мне тебя не забыть…

Мечтала открывать новые звезды, а в результате войны – сама стала звездной. В далекой Галактике, одна из открытых в 1976 году планет в поясе астероидов между орбитами Марса и Юпитера под номером 1907 носит имя Евгении Рудневой. В ночь на 9 апреля 1944 года 23-летняя старший лейтенант Руднева погибла при выполнении боевого задания. Последний вылет она совершала вместе с пилотом 24-летней Паной Прокопьевой, участвуя в операции по освобождению Керченского полуострова. Посмертно Евгения Руднева была удостоена высочайшей награды — звания Героя Советского Союза. Только в 1966 году удалось установить, что самолет Прокопьевой и Рудневой был сбит под Керчью. Летчицу и штурмана похоронили как неизвестных солдат.

Казашка Хиуаз Доспанова – народный Герой Казахстана. Штурман-стрелок. За храбрость и отвагу в Великой Отечественной войне она награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, Красного Знамени, медалями «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией» и другими боевыми наградами. Дважды отважная летчица была тяжело ранена, но вновь возвращалась в строй и встретила Победу под Берлином. С войны Хиуаз Доспанова вернулась инвалидом II группы, со сросшимися переломами обеих ног, но, несмотря на это, активно участвовала в общественной жизни.

Герой советского Союза татарка Магуба Гусейнова – обладала редким даже для мужчин, спокойствием. Ни слез, ни истерик – только переутомление. Волевая женщина, она скоро стала одной из лучших летчиц в полку. Поражали ее выдержка и самообладание в полете и на земле. Сбросила по войскам противника 140 тонн бомбового груза. В результате точных бомбовых ударов в стане врага было вызвано 128 сильных взрывов, 85 очагов пожара, уничтожено и повреждено 2 переправы противника, 2 железнодорожных эшелона, взорван склад с горючим, уничтожено 3 артиллерийские батареи, 2 прожектора и 4 автомашины с горючим. Дослужилась до замкома эскадрильи.

Ее штурман Полина Гельман – Герой Советского Союза. Отец – русский. Мать – еврейка – перешла в православие, после чего вся родня отвернулась от нее. В наградном листе сказано: «Летает исключительно смело, умело маневрируя при попадании в прожектора и в зенитный обстрел противника. Эффективность бомбардировочных ударов высокая».

Полина отличалась неимоверным чувством юмора, задором и бесстрашием. Во время боевых вылетов допускала лихачества. Однако уровень ответственности и собранности вскоре вдохновил командование назначить ее начальником связи авиационной эскадрильи 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка и присвоить звание старшего лейтенанта. Гельман к маю 1945 года, как штурман самолёта ПО-2, совершила 860 вылетов на бомбёжку вражеских позиций, переправ, складов с боеприпасами и имуществом, аэродромов. Сбросила 113 тонн бомб на немецко-фашистских захватчиков; выполняя боевые задания, налетала 1300 часов; произвела 164 бомбовых удара, в том числе бомбардировала вражеские позиции в Крыму; при форсировании войсками Красной Армии реки Нарев, бомбила оборону гитлеровцев в районе городов Остроленка и Сероцк. Вызвала 142 пожара в расположении врага. Доставляла в течении трех месяцев продовольствие, боеприпасы, одежду, медикаменты морскому десанту в населённый пункт Эльтиген возле Керчи.  

Это она вспоминает: «На боевые задания мы летали ночью на небольшом тихоходном самолете У-2. Его каркас состоял из деревянных планок, обшитых фанерой и перкалью, пропитанной эмалитом — веществом, которое придавало ткани прочность, но, к сожалению, легко воспламенялось. Загруженный горючим и бомбами (мелкие осветительные и зажигательные бомбы экипаж брал в кабины и бросал по цели вручную), По-2 превращался в буквальном смысле в «пороховую бочку».

«Любой осколок или пуля часто грозили не только пробоиной, но и взрывом. Маломощный мотор в 100 лошадиных сил не позволял при полной бомбовой нагрузке развивать скорость выше 100 км в час. На такой тихоходной «пороховой бочке» приходилось делать по пять, десять, а в длинные осенние и зимние ночи и больше вылетов за линию фронта. Плексигласовые козырьки открытых кабин не защищали экипаж от пуль и снарядов, не прикрывали от непогоды»,  – вспоминает летчик Раиса Аронова. «Немцы так и называли этот самолет — «рус-фанер». Когда мы увидели эту «боевую технику», нас охватило чувство разочарования. В Энгельской школе военных летчиков мы изучали современные по тому времени самолеты и навигационное оборудование. А на летном поле перед нами стояли так знакомые еще с аэроклубовских времен учебные У-2 с той же примитивной аппаратурой. Зато под фюзеляжем появились бомбодержатели, а в кабинах бомбосбрасыватели. Да еще за кабиной штурмана был прилажен пулемет «шкас». На бомбометателях не было никаких прицелов. Эти прицелы летчицы мастерили сами и называли их ППР (проще пареной репы). Но и тогда, в 1042 году еще и никакого пулемета чаще всего не было. Летчик и штурман пользовались единственным оружием – пистолетом ТТ.

По воспоминаниям боевых подруг, Раиса Аронова обладала неимоверной выдержкой в сложных ситуациях, попадая в «березовую рощу». Так назывались лучи прожекторов, в которые попадали легкие фанерные самолетики. В этих условиях, при обстреле, ей удавалось сбросить бомбы, развернуть «тихоход» и уйти. Всего отважная лётчица за годы Великой Отечественной войны совершила 960 боевых вылетов. Каждый из них - тяжёлое и опасное испытание на прочность всех физических и духовных сил человека. Она сбросила на врага 120 тонн бомб, чем вызвала 183 взрыва и 165 пожаров, уничтожила 2 склада с боеприпасами, 8 автомашин, 3 прожектора, повредила 3 переправы, подавила огонь 4 артеллерийских батарей; разбросала в стане войск противника 500 тысяч листовок.

Еще одним отчаянным летчиком была младший лейтенант Евдокия Носаль, веселая украинка, одна из лучших пилотов в полку. Какое-то задорное бесстрашие, жизнерадостность и лихость сочетались у Дуси с высоким чувством ответственности. Вскоре ее назначили заместителем командира эскадрильи. Но 23 апреля 1943 года гвардии майор была убита над Новороссийском очередью с вражеского истребителя. Звание Героя Советского Союза ей было присвоено посмертно. Она первая из женщин-летчиц была удостоена этого звания в годы Великой Отечественной войны.
Кроме того скорость этих самолетов - небесных тихоходов была настолько низкой, что надо было обладать неимоверным мастерством, что бы сбросив смертельный груз, успеть развернуться и уйти прочь от цели, что бы не сгореть в огне собственного пожара. Именно так и случилось с белорусской девушкой Галей Дукович, которая сгорела над целью вместе с самолетом в свои не полные 23 года….

В тоже время, при всей своей кажущейся примитивности –  благодаря легкости, «рус-фанер» имели высокую маневренность на низких высотах при небольшой скорости и высокой прочности весьма затрудняли борьбу с ним более скоростным и современным немецким самолетам.
Всего в героический, полностью женский ночной бомбардировочный полк было набрано 115 молодых девченок. Перечислить подвиг каждой из них не хватит страниц огромной книги. Главное – они были отобраны Мариной Расковой по жесткому принципу редчайших психо-физических качеств.

Дунькин полк

Командиром над ними была назначена казачка из ставропольского края – Евдокия Карабут (Бершанская по первому мужу). Командиром 46-го гвардейского ночного бомбардировочного полка она стала в 28 лет. Поступив в 1931 году в Батайскую авиационную школу, она в 1932-1939 гг. была авиаинструктором. В 1939 г. приняла командование авиазвеном 218-го авиационного отряда специального применения, базировавшегося в Краснодарском крае в станице Пашковской. Учитывая, что в 1941 году, несмотря на молодость, у Бершанской за спиной был десятилетний авиационный стаж и, более того, опыт командования женским авиационным отрядом, сформированным в Батайской авиационной школе. Имея многолетний летный стаж и обладая хорошими организаторскими способностями, Евдокия Бершанская была в глазах 17-20 летних подчиненным настоящим «дедом». Под её командованием полк сражался до окончания войны. Порой его шутливо называли: «Дунькин полк». Войну Евдокия Давыдовна закончила в звании гвардии подполковника.

Вот этот самый полк за все годы войны ни разу не был расформирован и даже получил звание гвардейского Таманского Краснознамённого ордена Суворова 3-й степени ночного бомбардировочного авиационного полка.

Но я бы хотел обозначить главные сложности, которые приходилось преодолеть летчицам. Во-первых, в городе Энгельс, в учебном лагере им пришлось освоить сложные летные и технические профессии всего за три месяца против трех лет, необходимых для полноценного обучения. Сформированные экипажи состояли из пилота, штурмана и наземного технического состава и оружейников, ответственных за боевой груз на самолетах. Бомбы привязывали под днищем самолета, и бомбометание производилось путем перерезания веревки. Легкие снаряды крепились и к крыльям. Героические девушки отказывались брать на борт парашюты, ради того, что бы прикрепить пору лишних бомб. Крепили они эти тонны тоже самостоятельно. Вспоминает Татьяна Щербинина – мастер по вооружению: «Бомбы-то тяжеленными были. С ними и мужчине справиться нелегко. Молоденькие фронтовички, тужась, плача и смеясь, крепили их к крылу самолета. Но прежде надо было еще сообразить, сколько понадобится ночью снарядов (как правило, брали 24 штуки), принять их, достать из ящика и расконтрить, протереть от смазки взрыватели, вкрутить их в адскую машин». Когда поднимали груз, намного больший, чем их собственный вес – их охватывал нервный смех, из-за чего они часто роняли груз прямо себе под ноги. И все начиналось сначала. На прикрепленные снаряды однополчанки вписывали мелом имена погибших подруг. «За Любу», « За Веру»….

Такая сложность с тяжестями сопутствовала женской летной эскадрильи и при маскировке деревьев. Сами пилили, таскали и накрывали самолеты – и тоже с большим физическим трудом.

В чем была суть их ночной работы. Летали они с подскоков – так назывались аэродромы, расположенные максимально близко с линии фронта и зашифрованные. До этих подскоков приходилось добираться и с большими усилиями по весенне-осенней слякоти. Летали низко на высоте 300-500 метров. Приближаясь к цели надо было выключить мотор и опускаться всё ниже не провоцируя вражеские прожекторы. Это снижение часто было настолько максимальным, что экипаж мог рассмотреть даже огонек сигареты в руках часового. Если не были включены прожекторы и стояла полная темнота, надо было уметь вовремя сориентироваться что бы выключить двигатели. Именно характерный звук двигателей бипланов ПО-2, вдохновил немецких солдат называть их не только «рус фанер» (за фанерные материалы), а и Nähmaschine (швейными машинками). Если же получалось подкрасться к цели в полной тишине, единственным шумом, предупреждавшим о неминуемом ударе, который можно было услышать на земле, был странный свист, издаваемый ветром при соприкосновении с тросами и обшивкой самолета. 
Сравнивая этот шум с летающей метлой, немцы стали называть женские экипажи Nachthexen (Ночные ведьмы). И именно под таким названием – 46 гвардейский был известен всем фронтам Второй мировой.

Из воспоминаний летчицы Надежды Поповой: «Меня вовсе не обижало, что немцы называли нас «ночными ведьмами»: это было лестно. Значит, боялись. И я горжусь этим, ведь мы боролись за правое дело! Это отмечал в женщинах нашего полка и маршал Рокоссовский. Он говорил: «Нас, мужчин, всегда поражало бесстрашие летчиц, которые поднимались в воздух на тихоходных самолетах У-2 и изнуряли врага бесконечными бомбардировками. Одна в ночном небе, под сильным зенитным обстрелом, летчица находила цель и бомбила ее. Сколько вылетов – столько встреч со смертью». Из воспоминаний Раисы Ароновой. «Это прозвище мы получили от немцев на Северном Кавказе. И, надо думать, — не зря. Чтобы удостоиться такой чести (говорю без кавычек, потому что считаю за честь услышать от врага такие слова), каждая летчица сделала к тому времени более двухсот боевых вылетов, а полк записал на свой «лицевой счет» уничтоженные склады боеприпасов и горючего, разрушенные переправы, разбитые эшелоны, автомашины, зенитные прожекторы. Но основная заслуга наших тихоходов, пожалуй, и не в этом. Мы всеми ночами висели над головой противника, держали его в напряжении и страхе…

Пленный немец признался что, ночные ведьмы держат их в постоянном паническом страхе, а за каждую сбитую «швейную машинку» или «метлу» дают Железный Крест. Из воспоминаний немцев так же стало известно как вели себя подбитые экипажи – если отстреляться не получалось, они бросали гранаты себе под ноги, что бы уничтожить приблизившихся фашистов или бежали к своему горящему самолету и исчезали в огне…. На вопрос, чего боялись девушки, летчица Евдокия Пасько ответила: "Больше самой смерти всегда страшила вероятность попасть живьем в руки фашистов". 
Девушки стремились сделать как можно больше вылетов за ночь. В этом лидировал экипаж коренной москвички Тани Макаровой и Веры Белик. Они хотели поставить рекорд, совершив 1000 вылетов. Весь полк им завидовал – так как самолет не получил ни одной царапины. Только однажды в самолет попал снаряд и не разорвался. Все однополчанки вспоминали, как тяжело далось Вере Белик решение бомбить родную Керчь. «Если по моему городу ходят фашисты – я там все с землей сравняю» - сказала она перед полетом. Но не суждено было Вере Белик стать "тысячницей". В конце Августа 1944 года во время выполнения боевого задания она погибла вместе с Татьяной Макаровой в районе Остроленки, в Польше. Там и сейчас есть могила этих двух Героев Советского Союза. И правительство Польши еще имеет наглость не пускать «Ночных волков» к могилам молоденьких воинов, погибших за освобождение этой страны от фашизма???

Итак – экипажи полка соревновались между собой за количество удачных вылетов. Но это было возможно только при успешном завершении текущего полета – а это значило только метко сбросить бомбу. Были случаи, что сбросить не удавалось – тогда садились подальше от аэродрома – что бы если самолет взорвется, не пострадали остальные экипажи и машины. Когда вы видите голливудские фильмы со сценами на огромной высоте – это всего лишь кинотрюк. Сцены снимают в павильоне на зеленом фоне, называемом «рир». Именно его и используют потом для наложения живого изображения. И высоты в том числе.

А ночные ведьмы при реальном полете на высоте минимально 300 метров ползли по крылу самолета, что бы отвязать смертельный груз. Количество вылетов, постоянное соприкосновение с опасностью, были нормой для их ночной жизни. Из воспоминаний летчицы Евдокии Пасько узнаем: «Каждый раз, как только самолет перелетал линию фронта, поднималась такая свистопляска огня и света прожекторов, что приходилось удивляться, как это мы протискивались сквозь такую плотную огненную преграду. Возвращались с задания с пробоинами. Иногда долетали, что называется, на самолюбии». Или, как в песне поется – «на честном слове и на одном крыле». Самолеты были настолько потрепаны, что в конце концов превратились в лоскутные одеяла. Чинили их так же женщины механики и техники – Галя Корсун, Катя Бройко, Аня Шерстнева, Маша Щелканова и другие – закладывали своим трудом на земле основу боевых успехов в небе.
Риском для экипажей было заблудиться в однообразной местности, посадка и полет в тумане, риском был сам режим. Нарушая биологические часы и совершая несколько вылетов за ночь с перерывом в несколько минут между посадкой и новым взлетом – ночные ведьмы максимально изматывали свой организм. Были случаи, когда удачно вернувшись из последнего вылета и посадив самолет, экипаж терял сознание.

Лично видел, как один мой знакомый учился водить обычную машину. Повел машину с первого раза, проехал по свободной трассе успешно и весело – но когда встал на землю – у него подкосились ноги, хотя усталости он не чувствовал.

Такое же случалось с нашими летчицами. Даже с открытыми глазами, в здравом уме и добром здравии часто они не могли выйти из кабины самолета – тело отказывалось слушаться. И боевые подруги вынимали экипаж вручную.

Как метко заметил дважды Герой Советского Союза генерал-майор авиации Григорий Речкалов, "летать днем и пить ночью совсем не то, что летать ночью и не пить вовсе". И потому не удержался от вопроса о фронтовых "ста граммах". Летчик Евдокия Пасько ответила: "Как и всем летчикам, после напряженных боевых вылетов нам выдавали сто граммов водки или сухого вина. Мы объединялись по несколько человек, сливали спиртное в бутылку и отдавали портным и сапожникам батальона авиационного обслуживания, которые перешивали нам шинели и гимнастерки, но самое главное - подгоняли по ноге хромовые мужские сапоги 42-го размера".
Как отдыхали девушки – мирно и просто. Играли в шахматы, вышивали болгарским крестом, стирали вещи в керосине, иногда собирались на посиделки. Радовались, когда приезжала прожарка для вещей.

Вспоминает Антонина Григорьевна Трифонова из деревни Лежнево, что в районе системы озер Селигер. Именно там, в начале войны, дислоцировался один из законспирированных аэродромов «Ночных ведьм».

«Девушки жили в домах. Самолетики у них были маленькие, фанерные. Сами они были худенькие, ростом небольшие, по возрасту 17-20 лет. Девочки, как стемнеет, куда-то улетали на этих самолетиках. Возвращались под утро. Мне было тогда семь лет. Летчицы, прилетали в состоянии стресса от только что пережитой встречи со смертью. Два месяца женская эскадрилья бомбила немецкие позиции в районе Демянска. Немецкие разведчики так и не сумели засечь аэродром. На задания девчата вылетали в стеганых штанах, теплых лётных куртках. А днем ходили в платочках. В клубе иногда устраивали посиделки. Приходил гармонист и начинались танцы. Мы, местная ребятня, собирались поглазеть. Летчицы приходили в гимнастерках и в юбках синего цвета, в сапогах. Часто в пляске закладывали руки за ремень, словно поправляя его... Девчата плясали просто отчаянно, стараясь переплясать друг друга. Нигде и никогда я больше не видела таких плясок! Как будто в последний раз сходились на кругу»...

Послужной…

Летчицы 46-го гвардейского ночного легкобомбардировочного авиаполка прошли в годы войны славный боевой путь от гор Кавказа до фашистской Германии. 23672 раза поднимались в небо экипажи полка, они сбросили на врага почти три миллиона килограммов бомб!

Боевой путь полк «Ночных ведьм» начал -  23 мая 1942 года полк вылетел на фронт, куда и прибыл 27 мая. Впервые он появились в небе над Донбассом. Первый боевой вылет состоялся 12 июня 1942 года. Тогда это была территория Сальских степей. До августа 1942 года полк сражался на реках Миус, Дон и в пригородах Ставрополя. С августа по декабрь 1942 года полк участвовал в обороне Владикавказа. В январе 1943 года полк принимал участие в прорыве оборонительных линий противника. С марта по сентябрь 1943 года лётчицы полка участвовали в прорыве обороны «Голубой линии» на Таманском полуострове и освобождении Новороссийска. С ноября 1943 по 1944 года полк поддерживал высадки десантов на Керченском полуострове (в том числе знаменитый Эльтиген), освобождение Крымского полуострова и Севастополя. В июне-июле 1944 года полк сражался в Белоруссии, помогая освобождать Могилёв, Червень, Минск, Белосток. С августа 1944 года полк действовал на территории Польши, участвовал в освобождении Августива, Варшавы, Остроленка. В январе 1945 года полк сражался в Восточной Пруссии. В марте 1945 года гвардейцы полка участвовали в освобождении Гдыни и Гданьска. В апреле 1945 года и до окончания войны полк помогал в прорыве обороны противника на Одере. Именно там количество вылетов за ночь составляло 15-18. Начали летать по два экипажа для подстраховки.

Кроме того – летчицы поднимали в атаку наземные силы Красной Армии. Летчик Ирина Ракобольская написала: «Однажды мы были на Тереке. Там очень долго стояла наша линия обороны, и одна летчица (мы не знаем кто, хоть и догадываемся) снизилась над Тереком и закричала нашим бойцам: «Какого черта вы сидите и не наступаете?! Мы летаем, бомбим вам здесь, а вы сидите на месте!» А сверху, когда убираешь газ, очень все слышно. И утром этот батальон поднялся и пошел в бой. Мы об этом ничего не знали, но по­том пришло письмо от командующего пе­хотой: «Найдите женщину, которая сверху кричала».

К сожалению – героический полк не пустили на Парад Победы в Москву – вид «рус фанер» был очень потрепанным. 15 октября 1945 года 46-й гвардейский Таманский Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени ночной бомбардировочный авиационный полк был расформирован, а большинство лётчиц демобилизовано. В памяти разных войск они остались под разными названиями - фашисты называли их "ночными ведьмами". Французские летчики легендарного авиаполка "Нормандия - Неман" галантно - "прелестными колдуньями". Наши бойцы и командиры - "добрыми феями" и "небесными ангелами". 
Всего самолёты полка находились в воздухе 28 676 часов (1191 полных суток). Лётчицами было сброшено 2 902 980 кг бомб, 26 000 зажигательных снарядов. По неполным данным, полк уничтожил и повредил 17 переправ, 9 железнодорожных эшелонов, 2 железнодорожные станции, 46 складов, 12 цистерн с горючим, 1 самолёт, 2 баржи, 76 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов. Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности. Также было сброшено 155 мешков с боеприпасами и продовольствием окружённым советским войскам. Всего полк потерял 32 летчицы и штурмана. Героями Советского Союза стали – 24 человека. После войны комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила все места, где гибли самолеты и разыскала могилы всех погибших.

Летчица полка Евгения Жигуленко выступила автором сценария и режиссером художественного фильма в помять своих однополчанок. Фильм «В небе – Ночные ведьмы» вышел в 1981 году. Душевный  фильм. Трогательная песня. Покажите его Надежде Савченко. Желательно на 9 мая. Я не знаю, как отреагировали бы на ее голодовку целые регионы планеты, живущие без еды месяцами и годами. Не знаю, что сказали бы ей в День Победы ленинградские блокадники. Не могу представить, какой приговор вынесет суд Божий за участие ее в братоубийственной войне. И даже представить боюсь – как отреагировали бы на ее «протест» Ночные ведьмы 46 гвардейского…..

Но должен же кто-то – если даже не Савченко, если не понять, то хотя бы почувствовать: голодать – это не подвиг.

 

Источник: zavtra.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.