Реальная сказка о коте в Крестах

9 Май 2015 | Автор: | Комментариев нет »

«Не история, а подарок», – поблагодарил Михаил Веллер «Фонтанку» за новость про кота в «Крестах». Ведь когда в тюрьме запирают в камеру, человек как бы в китайской шкатулке. А внутри еще оперативники лезут даже в сны. 8 мая у них незаметный праздник. Но и детям этот антимир объясним с позиции Васьки. Он единственный заходил без стука в кабинет начальника. У жуликов был в законе. А на днях, постаревший, неохотно побрел в чужой ему Петербург.

Сперва оговоримся – все пересказанное нами не какой-нибудь факт, а чистая правда. Повод для нее немного хмурый – 8 мая сотрудники тюрем и колоний, не любящие носить форму, тихо пьют в праздник с казенным названием – День оперативного работника уголовно-исправительной системы.

В отличие от обыкновенных сыщиков, кинематограф их не жалует. История им придала мутноватый оттенок. А вот арестанты их именуют кумовьями, практически родственниками. Теперь их седой службе 80 лет. Этот мир спрятан, в нем злые духи, но и его можно объяснить. Вот для этого нам и нужен дворовый черный кот Петербурга.

Это такая русская сказка на ночь.

Жил-был в «Крестах» кот. Звали его Василий. Откуда взялся, никто не помнит – никакой режимной дисциплины. Он мог легко уйти на волю, но за него как-то ответил детворе его тезка из мультика «Возвращение блудного попугая»: «Нас и здесь неплохо кормят».

Вот несколько лет назад опера начали замечать, что Вася слишком часто рискует, бродя по карнизам тюремных стен. Пригляделись: из одной камеры он мягко шмыгает за решетку другой. Поделились зарисовкой с постояльцами, готовыми шептаться, и тут им открылась секретная картина.

Оказалось, что за колбаску Василий наладил связь между блатными. К шее на ниточке они привязывали свои малявы, что мы считаем письмами, и научили ходить по хатам, которые обыватель называет камерами. Движения задокументировали.

И была устроена над усатым настоящая правилка. Василия назвали узко – двурушником, постановив выслать за охраняемый периметр. Нашли крайнего в своих же промахах.

Под конвоем на служебном транспорте его отвезли в поселок Янино. Но Вася оказался живуч, как зэк на лесоповале. Он не знал, что от Янино кратчайший путь домой через шоссе Революции, и напетлял полсотни верст. По дороге натерпелся от дворовых кошаков. С такой шпаной, действительно, трудно – они вне понятий.

Через пару недель Василий вновь шел по карнизу третьего этажа второго «Креста». Его поступь стала более гордой, сквозило – сами с помойки осуществляйте прием пищи. Ему не задали вопросов. Воры и менты молчали, каждый думал о чужом.

Второй раз изгонять было уже унизительно. И кумовья вывернулись – они вообще-то там ловкие со своими подходцами.

По пути следования Василия чуть-чуть накапали валерьянки. И когда кот забирал очередную депешу, его тянуло отклониться от маршрута. Вот и заглядывал он в оперчасть. Сотрудники читали тайные каракули, аккуратно сворачивали и вновь отправляли к адресату.

Так у воров в камерах начались хлопоты, что в обиходе называются шмоном. Где водку найдут, где потяжелее. На сходке молодые порешили, что Василий ссучился. Бывалые успокоили – не наговаривайте, подставили Василия.

Но эту тему с почтой пришлось прикрыть.

Кот же посчитал ниже своего достоинства оправдываться. Он переживал, что так вышло, и как-то сорвался со стены и покалечил себе лапу. До сих пор, как хромающий пехотный офицер, Васька несет в себе загадочность.

В тюрьме стало неловко. После никто не смел на него смотреть косо. И стал Василий гулять сам по себе. Он был единственным, кто заходил в кабинет к начальнику «Крестов» без стука. Порой заглядывал в церковь. Когда надоедала сырая рыба в столовой, прохаживался по галеркам, угощался сырокопченым.

Когда же проходил по двору, мимо открытого шлюза, выпускающего в город автозак, даже не поворачивал голову на гул Арсенальной набережной.

Наконец, стал мудр, а потом стар. Все чаще лежал на солнце, наблюдая за жизнью самого родного ему крупного изолятора в Европе. Вот корпусной Николаич опаздывает на службу, а тут авторитета Хобота потащили в карцер. А вон – замшефа всего УФСИН Леха вышагивает курировать с проверкой, а Васька помнит его еще опером.

Но недавно Василий покинул ландшафт, в который так был вписан. Его забрал к себе домой полковник Евгений Карлович. Он ушел на покой с должности заместителя по тылу. Так что Вася не голодает.

Им будет о чем помолчать.

«Фонтанка» хотела поговорить с Васей, но он воспитан правильно и с посторонними тюремные дела обсуждать не намерен.

Кстати, к декабрю «Кресты» со всем скарбом, как известно, переберутся в современный кластер для жуликов в Колпино. «Фонтанка» на месте сотрудников первым туда, под телекамеры, запустила бы легенду с хвостом. Он поворчит, но уступит. Традиция все-таки.

Там будет все хирургически чисто, на электронных кнопочках, стены, как стекло – когти не поточить.

Ему не понравится.

 

Евгений Вышенков

Источник: fontanka.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

hardlod@gmail.com

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.